Пусть мне твердят, что есть края иные, что в мире есть иная красота, а я люблю свои места родные, свои родные, милые места!     М. Пляцковский.ная Мой профиль Выход

Меню сайта
Категории
 раздела
  
Страницы истории [26]
Ранняя история Нижнего Поволжья [10]
ПЕРВЫЕ ГОРОДА И ГОСУДАРСТВА [15]
АСТРАХАНСКИЙ КРАЙ В СОСТАВЕ РОССИИ - XVI-XVIII вв. [5]
Астраханский край в XIX веке [0]
Астраханский край в ХХ веке [1]
Великая Отечественная [3]
История названий географических объектов [5]


Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 781
  

С 7.02.2012 г

сайт посетило:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  На сайте

  сейчас:

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » История края » История названий географических объектов

С. Франгулов "Местные названия как подтверждение истории города"
Местные названия как подтверждение истории города
С. Франгулов
     Астрахань - один из древних и замечательных по своему историческому прошлому городов.
     Долговечность, значение Астрахани определялись выгодным географическим положением в низовьях Волги, где проходил торговый путь на Восток, назначением города как административного центра и как сторожевого и оборонительного пункта на крайнем юго-востоке России XVI века.
     Пройденный Астраханью путь оставил много памятников былого. В общем ансамбле города нашли своё отражение переплетающиеся различия веков, которые подчас выразительнее исторических документов подтверждают историю города. Помимо этих материальных следов прошлого, сохранились древние наименования улиц, мостов и районов города; возникнув подобно фольклору, они переносятся из поколения в поколение, убедительно и своеобразно рассказывая историю Астрахани.
     Наиболее древним, пожалуй, является наименование одного из городских районов - Емгурчев.
     Самуил Гмелин в своём труде "Путешествие по России для исследования трёх царств естества", описывая присоединение Астрахани Иваном IV, последние бои с татарским ханом Емтурчеем и захват его стана русскими, замечает: "Думать надобно, что сей стан (Емтурчея)[1] был за протоком волжским Кутумом называемом...".
     Этот район города до сих пор сохранил своё первоначальное название.
     Астраханцам знакомо название - Паробичев бугор. Название своё бугор приобрёл благодаря полезной деятельности выходца из Венгрии - майора Паробича, приглашённого в 1752 году императрицей Елизаветой для развития пришедших в упадок государственных виноградников и плодовых садов в Астрахани. Паробич развил садоводство и виноградарство не только в "государевых" садах, но заботился о внедрении лучших сортов винограда, плодовых деревьев и шелковицы и в садах частных владельцев.
     Его имя и получил бугор, на котором были расположены "государевы" виноградники и плодовые сады, а также "Государева садовая контора".
     Описывая Астрахань, С. Гмелин упомянул, что берег Волги и Кутума застроен был пристанями, в числе которых "в начале Садовой улицы была пристань купца Демидова, сделанная из кирпичей".
     От этой пристани следов не осталось. Есть ли какое-либо подтверждение её существования?
     С именем Демидова в Астрахани были связаны две улицы - Большая Демидовская (ныне улица Свердлова) и Малая Демидовская (ныне улица Михаила Аладьина). На стыке этих улиц стоит двухэтажный кирпичный дом (улица Свердлова, дом № 53). Его фасад ничем не привлекает. Но когда войдёшь в арку ворот, то увидишь, что обширный двор ограничивается с противоположной стороны таким же зданием, выходящим фасадом на набережную реки Кутума. Две другие стороны двора представляют собой служебные постройки (сараи, амбары), составляя общее прямоугольное владение.
     Фасады этих домов, выходящие один на улицу Свердлова, другой - на Кутум, однотипны: гладкие стены, небольшие прямоугольные окна, крыши черепичные. Со стороны двора оба дома имеют открытые галереи, причём в доме, выходящем на Кутум, галерея поддерживается колоннами квадратного сечения с явными следами ремонта и замены ранее существовавших здесь колонн. Дом же, выходящий фасадом на улицу Свердлова, со стороны двора сохранил первоначальную свою архитектуру в виде открытой галереи, поддерживаемой пятью низкими широкими арками, а крыша галереи покоится на шести парах круглых кирпичных колонн.
     Даже беглый взгляд на эти низкие арки и парные круглые кирпичные колонны невольно обращает мысли в далёкое прошлое.
     Как стык бывших Демидовских улиц, так и прямые указания старожилов подтверждают, что именно дом № 53 по улице Свердлова и является тем домом, что некогда принадлежал купцу Демидову. Отсюда нетрудно установить место расположения бывшей на Кутуме "кирпичной пристани", о которой упомянул С. Гмелин.
     Можно предположить, что происхождение этой пристани и дома купца Демидова следует отнести к началу XVIII века, когда Петром Первым предпринимался поход в Персию. Подготовка к походу велась всесторонне и начата была задолго. К Астрахани стягивались войска, военные корабли, доставлялось продовольствие и снаряжение. Астрахань становилась опорным пунктом и базой персидского похода. Поставку ружей, ядер, пушек, якорей и других изделий из железа для армии и флота производил в те времена почти монопольно Никита Демидович Антуфьев (1656-1725 гг.), пользовавшийся особой милостью царя Петра. Этот Антуфьев, бывший тульский кузнец, впоследствии купец и дворянин Демидов, со своими сыновьями владел большинством "железных" заводов на Урале. Для обеспечения транспортировки своих поставок государству Демидовы на пути от Урала до Волги строили крепостцы, содержали своих ратных людей, имели свои речные суда. На Чусовой, Каме и Волге они строили амбары, склады и пристани для выгрузки своих товаров в местах поставок.
     Надо полагать, что, обеспечивая поставки для персидского похода Петра Первого, Демидовы и построили в Астрахани на Кутуме свою пристань, причём (в отличие от всех других пристаней того времени) пристань кирпичную, так как Демидовы везде строились крепко, прочно.
     Принадлежность демидовского дома и несуществующей ныне пристани "уральским" Демидовым основывается исключительно на предположении и требует подтверждения архивными материалами.
     До 1918 года Бакинская улица именовалась Второй Бакалдинской, параллельно ей было ещё четыре Бакалдинских улицы. Происхождение этого названия чисто топографическое. В старину на месте этих улиц был глубокий овраг, и тот же Гмелин писал, что крайнюю с юга Астрахани улицу "россияне окалдой или пропастью от глубокой там находящейся болотины называют".
     Как видно, наименование - Бакалдинские являлось искажённым, вопреки их настоящему древнему названию - Окалдинские.
     Улица Трусова, начинающаяся вблизи от угловой северо-восточной башни кремля (которая в древности называлась Пыточной), в прежнее время носила громкое название - Эсплонадная. Для расшифровки происхождения этого названия следует иметь в виду, что в XVI-XVII веках вся часть севернее былой городской стены  (так называемого Белого города) представляла собой открытое, незастроенное пространство между крепостью и находившимися у реки Кутума лесными складами и жилищами хлебников, которым не дозволялось жить в городе (по Корнелию де Бруину - был в Астрахани в 1703 году).Отсюда и получила эта улица своё название - Эсплонадная (от французского L'Esplanade, что значит открытое место, площадь).
     Река Кутум, прорезывающая город с запада на восток, является одним из бесчисленных рукавов Волги. Этот рукав мог получить своё название по имени татарского князя Кутумова, хотя возможно, что и прозвище своё татарский князь получил от имени реки Кутумовки, на берегах которой, может быть, кочевали его кибитки. Второе предположение более основательно, так как названия рек всегда более древние, чем прозвище или фамилия владельца земли, по которой протекает река или на которой расположено селение. В этом случае название своё проток Волги получил по имени изобиловавшей здесь рыбы кутум (по-тюркски кутум - сазан).
     Ближайший к Волге мост через Канаву именовался Земляным. Это название также имеет интересное обснование. До начала XVIII века местность, где прорыт был канал, представлял собой низменность, которую в паводок заливали полые воды, а в межень здесь оставались болотца и грязные лужи. В 1744 году начали рыть канал между Волгой и Кутумом по проекту, утверждённом ещё в 1722 году Петром Первым. На прорытие канала была затрачена огромная, по тому времени, сумма в сто тысяч рублей. Однако для защиты этой местности от затопления, вследствие ненадёжности береговых укреплений канала, устья его, как со стороны Волги, так и со стороны Кутума, были загорожены забойками из деревянных свай, щебня и мешков с землёй. Посередине забойки оставались отверстия, через которые в канал пропускалась волжская вода, а при паводке и эти отверстия забивались наглухо. Вот этот земляной вал (или забойка у Волги), являлась переправой через канал с городской стороны в татарскую часть города, впоследствии превращённой в мост, получил название Земляного моста.
     Прорытие канала и устройство забоек было закончено в 1770 году, но только в 1817 году завершено было строительство проточного и судоходного канала с деревянными набережными. В 1839 году произведён был капитальный ремонт набережных канала с одновременным озеленением берегов липами, привезёнными из Саратова.
     Этому каналу, именовавшемуся ранее Астраханским, в 1817 году было присвоено название Варвациевского - по имени Ивана Варвация, на средства которого производилось углубление канала.
     Варваций, родом грек, был у себя на родине корсаром. В России, благодаря исключительной предприимчивости и связям с царедворцами, он получил на откуп астраханские рыбные промыслы; жестоко эксплуатируя трудовой люд, он в короткий срок нажил миллионы.
     Присвоение каналу названия Варвациевского не привилось, будучи заменено населением на более простое - Канава.
     Татарский и Армянский мосты на Канаве получили свои названия как переправы, связывающие центральную часть города с его районами, расположенными за Канавой и населёнными татарами и армянами.
     Разделение города на районы по национальным колониям вообще присуще древним городам, и эта форма поселений сохранилась во многих городах и до наших дней.
     А. Олеарий в 1636 году отметил, что татарам в городе запрещалось жить и им были отведены "известные места", где разрешалось селиться, обнося свои жилища только "плетнями". А С. Гмелин, будучи в Астрахани в 1769 году, то есть после прорытия канала, указывает, что от Решёточных ворот (не сохранились) была сделана дорога через Соляное озеро, заваленное щебнем, а через канал был проложен "худой мост", ведший в татарскую и армянскую слободы.
     Перекинутый через Кутум Красный мост назывался так с марта 1706 года, когда на этом месте по распоряжению фельдмаршала Шереметева, усмирявшего астраханское восстание, был построен времнный мост для перехода войск; оттуда Шереметев повёл наступление на восставших. В числе возглавлявших восстание находился и вожак "работного люда" Красный; можно допустить, что фольклорным путём это имя перешло к названию моста.
     Луковский мост, выстроенный в 1911-1912 годах, именовался по названию части города за Кутумом, в свою очередь, называвшейся Луковкой по одноимённому ерику, когда-то здесь протекавшему. Ныне это мост Победы - в память о победе над белоказаками в 1918 году. Белоказаки сосредоточивались в восточной части города, и на Луковке расположена была их батарея, ведшая артиллерийский обстрел крепости и города, прекратившийся после захвата Луковки рабочими.
     Часть города, расположенная между крепостной стеной и Волгой, получила название Коса (косой на Волге называют песчаную отмель, образуемую рекой). В древние времена Волга близко подходила к бугру, на котором стоял кремль; возле Никольских ворот кремля находилась пристань. Очевидно, вследствие начавшегося в 1767 году обмеления, на этом месте начата была постройка новой пристани "на сваях посреди Волги вбитых", к которой от берега шёл мост.
     В конце XVIII века обмеление Волги в этом месте приняло ещё большие размеры, следствием чего явилась необходимость прорытия канала, отделившего появившуюся косу от кремлёвского бугра. Эта мера не дала желаемых результатов, и уже в начале XIX века вся отмель, или коса, совершенно обсохла, а от прорытого канала осталось только его начало в виде пруда у пристани № 17. Впоследствии, соединившись с городом, песчаная отмель дала образование целому району города, быстро застроенному и ставшему торговым центром, а название района - Коса - долго бытовало в Астрахани.
     Интересно название Вечерний базар, присвоенное торговой площади, располагавшейся у стен кремля, рядом с гостиным двором; "Вечерний базар" существовал до 1918 года.
     Торговля в Астрахани, после основания города, происходила "на базаре, или торжище татарском, где русские и армяне также могут выставлять на продажу свои произведения, но после обеда татарам торговать не дозволяется, так как это время предназначено для торговли только русским, к чему, впрочем, допускаются и армяне" (из Корнелия де Бруина). Таким образом, утром торговля происходила на Татарском базаре, где наравне с татарами торговали и купцы других национальностей, а вечером монополия торговли оставалась за христианскими купцами, на базаре в центре города, в стенах Белого города, куда татарам вечерами вход был закрыт.
     Индийские купцы торговали в помещении своего караван-сарая, построенного в 1625 году в Белом городе, на Большой улице (ныне при пересечении улицы Советской с улицей Володарского). Этот индийский гостиный двор не сохранился, но другой индийский караван-сарай (против кинотеатра "Октябрь") сохранился и по сей день. Улица Володарского, где находится это здание, называлась Индейской улицей.
     Пристань № 17 расположена на территории, где Петром Первым были созданы военный порт и судостроительная верфь. В 1867 году военный порт был переведён в Баку, но вся территория, занятая пристанью, конторой и складами пароходного общества "Кавказ и Меркурий", сохраняла название Порта.
     Основная магистраль города, прорезывающая его с севера на юг, ранее именовалась Паробичевской улицей. Однако отдельные отрезки её имели свои местные названия. Отрезок улицы от теперешнего универмага до б. Губернаторского сада назывался Табачным рядом, так как в старину здесь происходила торговля разными товарами, а в основном листовым табаком. Следующий отрезок именовался Полицейской улицей, а дальше, от Канавы до Паробичева бугра, шла Паробичебугорная улица.
     После того как в Губернаторском саду в братской могиле были похоронены жертвы белогвардейского мятежа, сад получил название Братского и вся улица - Братской. В последующем улица названа именем С. М. Кирова - в ознаменование его заслуг по обороне Астрахани в 1919 году.
     Другая центральная магистраль города, прорезывающая его с запада на восток, в древности именовалась Большой улицей, затем - Екатерининской и Московской. Ныне эта улица названа Советской.
     Местные названия должны быть глубоко изучены, их историческая значимость и соответствие должны быть всесторонне проверены.
     Одна из улиц у Волги носит имя Степана Разина. В бытность Степана Разина в Астрахани этот район города, б. Коса, был под водой. Разин, возвращаясь из персидского похода, оставил свои струги у "Государевой пристани", находившейся на стрелке реки Болды, и здесь, на берегу, в 1669 году разинская вольница раскинула свой стан.
     Новая жизнь города в наше время порождает и новые характерные названия. Они даются в честь создания заводов, фабрик и рабочих посёлков, возведения грандиозных зданий, создания крупных узловых станций, в честь крупнейших революционных деятелей, лучших сынов страны социализма.


Источник: http://astinform.ru/publ/ljubimyj_gorod/istorija_astrakhani/
Категория: История названий географических объектов | Добавил: Дмитриева (03.08.2011)
Просмотров: 1286 | Рейтинг: 5.0/1
Календарь
Архив записей

Поиск

Друзья сайта:
center
center

centerС
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни 

Кнопка 
нашего сайта: 
center
 
 
Погода 
Сасыколи
 

Copyright MyCorp © 2017