Пусть мне твердят, что есть края иные, что в мире есть иная красота, а я люблю свои места родные, свои родные, милые места!     М. Пляцковский.ная Мой профиль Выход

Меню сайта
Категории
 раздела
  
Страницы истории [26]
Ранняя история Нижнего Поволжья [10]
ПЕРВЫЕ ГОРОДА И ГОСУДАРСТВА [15]
АСТРАХАНСКИЙ КРАЙ В СОСТАВЕ РОССИИ - XVI-XVIII вв. [5]
Астраханский край в XIX веке [0]
Астраханский край в ХХ веке [1]
Великая Отечественная [3]
История названий географических объектов [5]


Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 772
  

С 7.02.2012 г

сайт посетило:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  На сайте

  сейчас:

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » История края » Страницы истории

Поволжье (природа, быт, хозяйство)
Волжский бассейн, соединяя, помимо приволжских, губернии и области, расположенные на многочисленных притоках Волги, представляет крайне разнообразную и многочисленную по количеству населения часть нашей страны. Волга с притоками, орошая область в 1 459 000 кв. км. с 44 милл. жителей, является исключительной в мире речной системой, связывающей многообразие естественной среды и разноплеменность живущего здесь населения. К Волге, как источнику жизни, тянулись с давних пор различные племена и народы, сохранившие до настоящего времени своих потомков или оставившие по себе воспоминание в тех или иных памятниках культуры.

Названия рек, начиная с самой Волги, ранее известной как Ра или Итиль, названия селений, как Кострома, Саратов, Пермь, Чебоксары, Мордово, Бирск, Кимры, находки стоянок каменного века, городища и курганы более близких к нам времен, многочисленные исторические памятники культуры, развалины погибших городов, архитектурные сооружения прошлых веков, произведения искусства и народного творчества, дошедшие до нас – все это дает нам картину долгой, бурной и многообразной жизни Поволжья, отражением которой является современное население с его бытом и культурой, далеко не однородными на громадном пространстве Поволжья. Возьмите любой край в Поволжье, вдумайтесь в значение привычных нам географических названий, особенностей обыденных костюмов населения, его нравов и хозяйственного быта – и вы увидите, как много в современной жизни остатков отдаленного прошлого, без знания которого немыслимо понять многих особенностей края. При этом Верхнее Поволжье, Приокский край, Среднее и Нижнее Поволжье, или Камско-Вятский край, дадут наблюдателю свои особые картины и бытовые черты. В летнее время в городах, как Нижний Новгород, Казань, Саратов, Астрахань, вы почувствуете все разнообразие природы и быта населения, различного в разных частях Поволжья. Вы встретите здесь русских – во всем многообразии их местных типов, мордву, черемисов, чувашей, татар, вотяков, немцев, башкир, киргизов, калмыков и др. народностей, связанные с Поволжьем, видавшим на своей территории еще более пестрый этнографический состав.

Для того, чтобы понять современное распределение населения Поволжья, необходимо оглянуться назад, вглубь времен и посмотреть, как сложилось современное население. Мы не знаем точно, кто были первые жители Поволжья и когда они появились на Волге. Но находки каменных и костяных изделий, наконечников стрел, топоров, скребков, остатки посуды и др. предметов материальной культуры, всюду, начиная с верховья до низовья Волги, говорят о том, что в позднем каменном веке – неолите, когда человек уже научился обжигать глиняные изделия и пользовался полированными каменными орудиями, Поволжье было населено. Древний каменный век – палеолит – известен лишь в с. Карачарове близ Мурома, а неолитических стоянок найдено много. Как примеры, можно указать стоянки в районе Верхневолжских озер, Ржева, Зубцова и Старицы, д. Фатьяновой, в окрестностях станции Уткино Северных жел. дорог, в Ярославской губ., д. Волосово близ Мурома, окрестности Балахны, побережья озер Костромской губ., в Среднем Поволжье много стоянок в Казанском крае близ озера Вороний Куст, д. Малые Отары, Ново-Мордовой, Атабаева – близ впадения Камы в Волгу, на правом берегу р. Самары близ Монашеского хутора, недалеко от г. Самары; на левом берегу Волги в устьи Барбашинского оврага, у Постникова оврага и у с. Воскресенки близ Самары; в Бузулуцком у с. Проскурино, Усманка и Зуевка, в Липовской вол. Царицынской губ., в Камско-Вятском крае в различных местах по р. Каме и т. д.

Находки культуры каменного века, имеющие местные отличия, не могут быть приписаны каким либо определенным народностям. Лишь позднейшие металлические культуры медного, бронзового и железного веков можно в отдельных случаях определенно связывать с теми или иными обитателями Поволжья. При этом намечаются особенности Верхневолжского, Окского и отчасти Средневолжского и Прикамского края, где найдены остатки финской, скандинавской и славянской культур на различных стадиях развития, и Среднего и Нижнего Поволжья, и отчасти Прикамского края – с памятниками скифской, сарматской и более поздних культур. Сопоставляя памятники материальной культуры с историческими данными, сохранившимися в летописных сводах, описания путешественников и работах географов и историков древних времен, мы должны признать, что все Верхнее Поволжье, Прикамский и Приокский края и значительная часть Среднего Поволжья до появления здесь славян были населены финскими племенами, в то время как в Нижнем Поволжье и степном Заволжьи были, сменяя друг друга, приходившие с востока скифы, сарматы, гунны, хазары, печенеги и иные кочевники. Исторические судьбы отдельных частей Поволжья в известной мере определялись географическим положением и природными условиями. Лесная, северная область Верхнего и Среднего Поволжья и область Нижневолжских и Прикаспийских степей жили издавна разными интересами и заполнялись различными народностями, будучи связаны долгое время лишь Волгой, как крупным торговым путем, обслуживавшим общение скандинавского, финского и славянского мира с Востоком. Но эти торговые сношения никогда, ни в отдаленном прошлом, ни позднее, при громадности территории, очень сильной разнице природных условий и этнографических различиях населения, не могли привести к культурному и бытовому единству. Жизнь степной окраины юго-восточной Европы слагалась совершенно не так, как жизнь лесной глуши Верхнего и Среднего Поволжья и Заволжья. Нижнее Поволжье, являясь продолжением среднеазиатских степей и полупустынь, служило воротами, ведущими из Азии в Европу. Здесь проходили многие кочевые народы и здесь жили, пользуясь богатством степей и вод Волжского бассейна, азиатские степняки, сменяя во взаимной борьбе друг друга. Еще в VII веке до Р. Х. в русских степях появились, оттеснив киммерийцев, скифы, азиатские выходцы, перешедшие Волгу и распространившиеся от волги до Дуная. Геродот в V веке называет все пространство к северу от Истра (Дуная) до Танаиса (Дона) и на 20 дней пути к северу – страной скифов. При этом он различает скифов кочевников – царских и западных скифов – пахарей. На востоке от них жили савроматы или сарматы, народ иранского происхождения, занимавший пространство на 15 дней пути к северу. А севернее их в лесной местности жили Будины, андрофаги, меланхлены и др. Сарматы в IV веке продвинулись на запад, перешли Волгу и жили по обоим сторонам Дона. В первом веке нашей эры они уже являются главным населением, подчинившим себе скифов. Сарматы были воинственными, суровыми кочевниками, жившими в войлочных кибитках, легко перевозимых на возах при постоянных перекочевках.

К тому же времени относятся более определенные сведения о населении лесных пространств Восточной Европы. Возле р. Вислы, на границе Сарматских земель, упоминаются греческим писателем I века Плинием Старшим венеды (славяне), а александрийский географ II века Клавдий Птолемей помещает венедов среди великих народов Сарматии на побережье Венедского залива (Балтийского моря). Волгу Птолемей называет финским именем «Ра». На смену сарматам в IV веке по Р. Х. появляются из Азиатских степей гунны, народ турецкого племени, подвергшийся монгольским влияниям и вбиравший в себя, по мере движения на запад, попадавшиеся на пути финские и иные племена. Господство гуннов, распространяясь от Урала до Тисы в Венгрии, продолжалось с IV до половины V века. После смерти знаменитого вождя гуннов Аттилы (453 г.), имя которого связывают с современным ему названием Волги – Атиль или Итиль, и после падения гуннского царства в нашей области сохранялись входившие в состав его племена. В V веке в Среднем Поволжье мы видим болгар или булгар, в VI веке в Нижнем Поволжьи и Предкавказьи – авар. А в VII веке в низовьях Волги образуется сильное государство хазар, со столицей Итилью или Атилью, которая играла крупную роль в торговых сношениях хазар с греками, славянами, евреями и арабами. Здесь арабские писатели впервые встретили руссов, приплывавших в Итиль на лодках. Местом хазарской столицы некоторые историки считают находящиеся в 13 км. выше Астрахани на Волге «Жареные Бугры», где до сих пор можно видеть обломки посуды, украшений, монеты, человеческие кости и др. остатки бывшего здесь селения.

Хазары были сильным и сравнительно культурным народом, который, подчинив себе разнородные элементы и поддерживая внешние торговые связи, отличался, между прочим, религиозной терпимостью. Хотя глава государства – каган- исповедовал иудейство, среди населения были распространены, помимо того, мусульманство и христианство. Среди плативших дань хазарам были и восточные славянские племена (поляне, вятичи, северяне, радимичи). Интересно отметить, что русские славяне в своих торговых поездках к хазарам и дальше, в Персию, пользовались у Камышина Волго-Донской переволокой, через которую перетаскивали волоком лодки из бассейна Дона в Волгу (с Иловли на Камышинку). Обосновавшиеся в Нижнем Поволжье хазары, подобно своим предшественникам, не оставались долго в покое. Сюда проникли с северо-востока из Приуралья родственные вогулам угры – предки мадьяр, - кружным путем, заняв сначала часть Окского и Донского бассейна и отсюда уже попав на Нижнюю Волгу. В Окском бассейне они оставили след, в виде названия р. Угры в Калужской губернии. Азиатские степняки неизменно, в поисках новых пастбищ, природных богатств и наживы, стремились в Приволжские и Причерноморские степи. В X веке здесь появились орды печенегов, а в XI веке – половцев, оставивших по себе память в археологии, русской истории и народном творчестве. Они просуществовали на развалинах Хазарского царства до самого нашествия татар в XIII веке. С ослаблением хазар приобрело большое значение окрепшее в Среднем Поволжьи Булгарское царство, образованное одной из ветвей племенной группы, входившей в состав гуннов и обособившей, между прочим, ветвь, перешедшую в 679 году Дунай и покорившую славян, воспринявших имя болгар, но сохранивших свой язык и культуру. Волжско-камские болгары, в противоположность черным болгарам, кочевавшим в устьях Кубани и Дона, жили оседло в деревянных домах, занимались земледелием, имели города с каменными постройками, вели богатую торговлю с Востоком и Западом и славились изделиями из кожи и металла. Будучи язычниками до X века, они, под влиянием арабов, приняли магометанство и управлялись самодержавным ханом, которому были подвластны князьки подчиненных болгарам финских и турецких племен. Болгарское царство занимало территорию современных Татарской республики, Ульяновской, Самарской и частью Саратовской губ., с центром в области нижнего течения Камы и прилегающей части левого берега Волги. Здесь были главные города: Болгар или Булгар и Буляр, развалины которых сохранились до наших дней. Болгары оказали громадное влияние на подвластных им чувашей, черемисов и башкир, прививая им мусульманскую религию, быт и нравы и содействуя переходу их к земледелию.

Такова в кратких словах картина смен и наслоений различных этнических элементов в Нижнем и Среднем Поволжьи до XIII века или до нашествия новой азиатской волны – татарской, захватившей не только юго-восток, но и Приокский край и Верхнее Поволжье.

В то время, как по южным степям проходили скифы, сарматы, гунны и др. народности, в северных лесах – Верхневолжском, Окском и Вятко-Камском краях жили различные племена, о которых мы имеем у упомянутого выше Геродота лишь неопределенные указания. Можно только догадываться, что андрофаги и меланхлены, жившие севернее наших степей, были финнами, сопоставляемыми с современными мещерой, мордовой и черемисами.

Много позднее, в конце XI века, русская летопись дает нам картину расселения различных племен в интересующем нас крае: «на Белеозере седят весь, на Ростовском озере меря, а на Клещине озере меря же, по Оце реце, где потече в Волгу, мурома язык свой и черемиса язык свой, мордва свой язык». Другими словами, все эти финские племена в то время занимали большую часть Верхнего Поволжья. Но уже тогда соседями финнов с юга и запада были славянские племена, успевшие занять верховье Волги, где сидели кривичи, часть современной Ярославской губернии, куда проникли из бассейна оз. Ильменя словене, и побережье Оки, где поселились вятичи, по предположению Шахматова, вытесненные половцами с Дона. С этого времени началась славянско-русская колонизация, чем определилась вся дальнейшая судьба края. Проникновение русского населения вглубь верхневолжских и заволжских лесов, освоение громадной территории с довольно неприветливой природой, постепенное подчинение и вытеснение своих предшественников финнов, вынужденных отступать на север и восток или воспринимать новый язык и культуру, отрешаясь от своего прошлого, было делом исключительного значения в истории нашей области. Славяне в своем устремлении на восток довольно рано проникли не только на Волго-Окский водораздел, но и в Вятско-Пермский край, куда сначала направлялись новгородские выходцы. Но это движение шло не очень быстро. Хотя уже в XII веке новгородские, владимиро-суздальские, рязанские и Муромские владения занимали все Верхнее Поволжье и Приокский край, намеченная тогда восточная граница очень долго оставалась неизменной, как граница Русской земли, в отличии от территории, находившейся ниже устья р. Суры и Унжи, за которыми продолжало оставаться финское и иное не русское население. Понятно, что дальнейшему продвижению мешали не столько сами финские племена, сколько татары – новая в нашей истории сила, доходившая до Верхней Волги. В начале XIII века Батый с 300 тыс. кочевников, войдя в Европейскую Россию, покорил все Нижнее Поволжье, разорил Болгарскую и Мордовскую земли, сжег главный город Болгар и устроил свою Золотую орду в низовьях Волги, выстроив при помощи болгарских архитекторов столицу Сарай на левом берегу Ахтубы, близ современного Царева. Помимо этого центра, на севере, на развалинах и под культурным влиянием болгар, образовался другой центр – Казань, ставший в половине XVв. Столицей самостоятельного Казанского царства. Татарское господство, сильно отразившееся на жизни Поволжья и помешавшее русскому движению на восток, вместе с тем вызвало поток колонизации из Ростовско-Суздальской и Московской областей на север, за Волгу и в Северо-Двинский бассейн, откуда он, встречаясь со старой новгородской колонизацией, направлялся в Вятско-Пермский край. Но если движение на восток было задержано, то обусловленное этим сосредоточение сил во Владимиро-Суздальком крае, а позднее вокруг Москвы – в Окском бассейне и в Верхнем Поволжьи, где скопилась главная масса населения, способствовало образованию вновь сложившейся великорусской народности.

В конце XIVвека татарам был нанесен решительный удар общерусскими силами на Куликовом поле – в верховьях Дона. Расширились владения и усилилась мощь Московского княжества, а во второй половине XV в. Москве удалось освободиться от татарского владычества, присоединить к себе Тверь, произвести усмирение черемисов, разорявших своими набегами русское население в Унженском и Галицком краях, и подчинить непокорных вятчан. Взяв, после упорной борьбы, в 1489 году Вятку, московская власть произвела «вывод» из Вятской земли «земских людей» в Боровск и Кременец и торговых людей в Дмитров, а на их место направила людей из надежных московских волостей. В XVI в. Верхнее Поволжье и Окский край уже не видели сильного внешнего врага, если не говорить о крымских татарах, временами делавших набеги и разорявших русские города и поселки, но и против них Московский общерусский центр нашел силу, выстроив за Окой укрепления, опиравшиеся на приокские города – Серпухов, Коломну и др. Устройство оборонительных линий, сторож и засек на юге и востоке, укрепляя центр, способствовало росту окраин. С этого времени возобновилось настойчивое и упорное движение на восток и юго-восток. Овладев и укрепившись в Верхнем Поволжьи и Окском крае, государство нуждалось в захвате всей Волги и в освобождении тех сил, которые препятствовали дальнейшему расширению владений. Казанское и Астраханское царства, продолжавшие существовать, напоминая о татарском владычестве, не давали покоя московским правителям до тех пор, пока Иван Грозный не покорил Казань в 1552 и Астрахань в 1557 г. При этом не обошлось без длительной борьбы. В целях укрепления положения в Среднем Поволжьи в 1523 – 24 г., в устьи Суры была заложена крепость Васильсурск, учреждена Макарьевская ярмарка, в противовес Казанской, куда было запрещено русским купцам ездить и, наконец, в 1551 г. у устья Свияги был устроен первый русский город в казанских владениях – Свияжск. Подвластные Казани черемисы, чуваши и другие, изнывая от податного бремени и трудностей жизни и надеясь на Москву, согласились подчиниться московской власти и тем очень ослабили казанских татар. Только тогда вся Волга оказалась в руках Москвы, подчинившей татар и все подвластные им народности. Завладев татарскими центрами, русская власть и русские люди стали постепенно продвигаться вниз по Волге, усиливая колонизацию и укрепляя последовательно свои владения. Ногайцы, кочевавшие в приокских степях, вынуждены были подчиниться Московскому правительству. В то же время жившие на Белой и Уфе башкиры сами изъявили готовность покориться и платить русскому правительству подати – ясак. Покорение Казани и приволжских финнов дало возможность более тесно и непосредственно связать вятский и пермский край через Яранск с нижегородским и московским. Предоставив исключительные льготы с 1558 г. Строгановым, обязавшимся, помимо эксплуатации камского и приуральского края, нести охрану и защиту его, Москва, усилив приток сюда населения и казачьих отрядов, прочно укрепила русское влияние и создала базу для дальнейшего движения за Урал. Овладев всем Поволжьем, пережившим до того времени очень длительную и губительную борьбу, еще не давало умиротворения краю, не успокаивало победителей и не обеспечивало возможности мирного развития. Но оно дало толчок и возможность дальнейшего продвижения на восток и юго-восток, что и осуществлялось как мероприятиями правительства, так и вольными колонизаторами, стремившимися в Поволжье искать лучшей доли и счастья. Так возникли новые города, как опорные пункты: Лаишев – (1557), Чебоксары (1557), Царевококшайск (1578), Тетюши (1578), Козьмодемьянск (1583), Цивильск (1584), Пермь (1568), Царицын (1589), Самара (15884), Саратов (1590). Вновь были укреплены и соединены линией засек Арзамас и Алатырь, восстановлен Курмыш, стоявший на пограничной реке Суре. Существование городов острогов со служилыми и ратными людьми, предоставление льгот переселенцам и тяжелая жизнь дома влекли русских людей в привольное Поволжье из различных мест России. В данном случае особо надо отметить старообрядцев, как очень крупную силу, не укладывавшуюся в рамки русской государственности, неизменно преследовавшей инакомыслящих.

Вольная колонизация проникла даже в Нижнее Поволжье, менее обеспечивавшее безопасность существования. Правда, сюда направлялся больше всего беспокойный элемент недовольных московскими порядками, та самая «приволжская вольница», которая сыграла большую роль в деле борьбы с остатками степных кочевников, хотя нередко и сама производила опустошения приволжских окраин и торговых судов. Уже в половине XVI в. казаки отняли оба берега Волги у ногайцев и устроили казачьи городки в Нижнем Поволжьи.

Особенностью русской колонизации Среднего Поволжья было то, что в отличии от южной окраины «дикого поля», здесь заселялись не свободные от населения степи, а местами уже густо заселенные чувашские, черемисские, мордовские, татарские и др. земли. Слабые экономически и разрозненные политически, приволжские племена не в силах были противостоять новым поселенцам. Татарский и русский служилый элементы постепенно овладевали земельной собственностью, оттесняя исконное население, что не могло не отразиться на отношении к новой власти. «Земля уходила из рук коренного населения; с потерей прав на землю терялась и личная самостоятельность инородцев. С переходом Поволжья в русские руки процесс обезземеливания усилился и ускорился, и это служило главной причиной того недовольства, с каким мордва и черемисы, а за ними и чуваши, и вотяки относились к московскому господству. У них не было сил для открытой борьбы за свою землю и не было центра, откуда бы исходили почин восстания и руководство действиями, но при удобном случае то или иное племя готово было подняться на угнетателей». (С, Ф. Платонов. «Очерки по истории смуты», 1901).

Возможность движения на восток и юго-восток и освоения новой обильной природными ресурсами территории и увеличившаяся, по мере устроения сторож и трех линий, идущих от Москвы к югу и юго-востоку, и Закамской линии, безопасность оказали большое влияние на увеличение и состав населения Поволжья и сыграли большую роль в деле колонизации Среднего и Нижнего Поволжья. Но эта возможность была все же ослаблена наступившим «Смутным временем», возникшим, как последствие внутренних социально-политических противоречий, обусловленных борьбой и открытым столкновением московской власти с родовитым боярством и предпочтением интересам военно-служилого сословия интересов земледельческого и промышленного классов.

Поволжье от истоков до устья было в той или иной мере ареной борьбы, сильно отразившейся на населении, заметно уменьшившимся за это время, особенно в Верхнем Поволжьи, которое еще ранее стало пустеть под влиянием утраты крестьянством земли. Писцовые книги свидетельствуют запустение, указывая в местах старых поселений «порозжие земли». Не успев оправиться, поволжское население испытало тяжелое бедствие во второй половине XVII в. – чуму, унесшую громадное количество жертв. Тогда же возникшее новое народное движение, перекинувшееся с Дона на Волгу и принявшее под руководством Степана Разина очень большие размеры, точно так же, как пугачевское восстание второй половины XVIII в., являясь результатом сложных социальных отношений, при недовольстве крестьянского, инородческого, казацкого и всего «вольного» населения Поволжья, оставило неизгладимый след на населении, до сих пор хранящем память о своих атаманах и вождях, мечтавших о счастливой жизни и воодушевлявших на жестокую борьбу обещаниями земли, свободы и независимости.

Пережив, помимо упомянутых революционных движений, очень много местных восстаний и бунтов, население Среднего и Нижнего Поволжья очень сильно отразило на себе их влияния. Даже в XIX в., особенно в 60-х годах, здесь в различных местах были попытки крестьянских движений, стремившихся найти настоящую волю. Но эти волнения так же, как и аграрное движение 1900-х годов, не оказали сильного влияния на состав и быт населения. Лишь война 1914 года и революция, осложнившаяся в Поволжьи упорной гражданской войной, а во многих районах и небывалым голодом, вновь произвели исключительно важные изменения в народной жизни, с одной стороны, унеся большое количество населения и разорив народное хозяйство, а с другой – предоставив земледельческому населению землю и волю, о которой мечтали долгое время, и вернув разноплеменному населению право свободного национального развития на основе автономной жизни в Союзе советских социалистических республик.

Из исторических событий, имевших большое значение в вопросе об этнографическом составе населения Поволжья, следует упомянуть появление в XVII в. в Нижнем Поволжьи калмыков, отхлынувших частично в Монголию в конце XVIII в. и сохранившихся в небольшом числе на правом берегу Волги, усиление колонизации украинского населения на сторожевых местах от Царицына к Дону и на чумацком пути за солью между оз. Эльтоном и Баскунчаком и г. Камышином, карельскую колонизацию в Тверской губ., а в XVIII в. предоставление земли немцам колонистам в Самарской и Саратовской губ. и появление на левом берегу низовья Волги киргизов. Исторический процесс колонизации Поволжья продолжался до самого последнего времени, при чем следует отметить приобретение земледельческим населением, среди которого было немало украинцев, больших площадей государственных и помещичьих земель.

МАРШРУТНЫЕ ОПИСАНИЯ

...в 13 км от Федоровки в котловине среди меловых холмов правого берега красиво расположился г. Хвалынск Саратовской губернии с 12 000 жителей. Являясь крупной хлебной пристанью и имея 5 мельниц, маслобойный, меломольный, лесопильный и кожевенный заводы, Хвалынск представляет интерес, как центр приволжского старообрядчества и сектантства разных толков. В 7-8 км. От города находятся знаменитые Черемшанские скиты приверженцев «австрийского согласия». Красивая местность, обилие зелени и садов привлекают в Хвалынск дачников. На противоположном берегу стоит большое хлебное село Духовницкое. В 21 км. на верхней волжской террасе в стороне от реки находится с. Ст. Яблонка, основанное беглыми крестьянами и старообрядцами, искавшими здесь в могучих лесах более свободной и счастливой жизни. Селение получило свое название от обилия в лесах диких яблонь. В 16 км. отсюда на том же правом берегу расположено большое торговое и промышленное с. Алексеевское. Здесь более 2 000 жителей, крупная пристань, удобный судоходный затон и ремонтные мастерские, мельницы, школы и пр. При селе имеется советское хозяйство государственного сельскохозяйственного треста в бывшем имении Воронцова-Дашкова, где есть яблоневый сад в 84 десятины. У крестьян также немало садов, в общем, до 342 десятин. В 1923 г. пристань отправила 36 000 пудов яблок. От Алексеевки правый, высокий берег, подошедший вплотную к Волге и известный по своим меловым обнажениям, идет до г. Вольска под названием Девичьих гор. Легенды, связанные с этим названием, говорят, то о «девушке Пелагеюшке», бросившей свою семью и вступившей в разбойничью шайку, то о сестрах девственницах, не знавших пощады для своих жертв. Если у одной из сестер появлялось желание пощадить кого-нибудь из добрых молодцев и стать его женой, сестры сбрасывали ее с крутого берега в воду.

В 32 км от Алексеевки на правом берегу находится очень большое село Широкий Буерак, где до войны было около 20 мельниц. В 6 км. отсюда мы останавливаемся на противоположной стороне у пристани Балаково близ богатого села, недавно преобразованного в город. Балаково, основанное возвратившимися из Польши по манифесту 1782 г. старообрядцами, быстро развивалось, как «пшеничная столица», превратившись в первую пристань в крае после Самары. В городе 17 392 чел. жителей, механический завод, мельницы, две махорочные фабрики, рыбные промыслы городского совета и удобный, хорошо оборудованный затон, где зимуют и ремонтируются теплоходы Волжского пароходства. Кроме хлебной торговли Балаково являлось поставщиком леса в смежный Самарский край. На правом берегу устроен детский городок. Из Балакова обычно направлялись на минеральные воды на р. Кучум в 42 км. от пристани. Серные источники, соленые воды и грязи, а также кумысолечение привлекали больных на курорт. В 21 км. на правом берегу Волги красиво расположен замок бывшей усадьбы Ливен близ с. Терса. В 10 км. отсюда на высоком, сравнительно отлогом правом берегу, покрытый пылью меловых гор, живописно раскинулся уездный, но значительный город Вольск. Предание гласит, что в XVII в. здесь, около кабака «Разувая», сгруппировалась волжская вольница, образовав с. Малыковку. Во время пугачевского движения Малыковка перешла на сторону повстанцев, но была усмирена поручиком лейб-гвардии поэтом Г. Р. Державиным. Преобразование села в уездный город Вольск произошло в 1780 г., главным образом по желанию торговца Злобина, умевшего различными путями немало сделать для города, где сохранились построенные при его содействии общественные здания. Пристань, торговля, промышленность, садоводство, огородничество и бахчеводство нашли себе здесь место и служат основой существования жителей. Работают заводы: Металлист, изготовляющий двигатели и чугунное литье, пивоваренный «Демьян Бедный», кожевенный, маслобойный, цементный завод «Красный Октябрь» с 990 рабочими и 3 600 тыс. пудов выработки в год. В культурном отношении следует указать на большое количество учебных заведений, музей и научное общество. Издается газета. Подобно Хвалынску здесь много старообрядцев. В городе имеется вокзал ж. д. и 4 гостиницы для приезжающих.

От Вольска км на 40 тянутся по правому берегу крупные Змиевы горы, наиболее высокие (до 150 м.) между Сызранью и Саратовом. По преданию название они получили от жившего на горе громадной величины змея, причинявшего много горя и разрубленным богатырем на три части, превратившиеся в камни. Здесь прославился со своей шайкой атаман Голощак, так же как в лежащем в 10 км. ниже большом с. Рыбном – Кутырев, в шайке которого было три женщины. В 32 км. от Рыбного на правом берегу расположено с. Воскресенское, где около 6 000 жителей, занимающихся хлебопашеством, садоводством, пчеловодством, рыболовством и торгово-промышленной деятельностью. В урожайные годы отсюда отправляется до 5 000 пудов вишни. Здесь работают маслобойный, лесопильный, кирпичный заводы, паровая и немало ветряных мельниц. Проехав около 8 км. от пристани, проходим мимо крупного села Березники, около которого, так же как и соседнего с. Кошели, находятся развалины древнего городища. На противоположном луговом берегу, несколько в стороне от берега ниже Вольска появляются в большом числе колонии немцев Поволжья с названиями Базель, Цюрих, Золотурн и т. д., во главе с Марксштадтом. В этих колониях, образовавшихся после 1762 г., колеблясь от 1000 до 8000 на селение, живет около 70 тыс. человек, ведущих образцовое земледельческое хозяйство. Марксштадт (Екатеринштадт или Баронск) основанный в 1765 г. голландским выходцем бароном Борегаром, в настоящее время имеет 12900 жителей, несколько учебных заведений, табачную фабрику имени К. Маркса с 300 рабочими, завод «Возрождение» с 380 рабочими, изготовляющими сельскохозяйственные орудия (веялки, тракторы, плуга, соломорезки и пр.) и мельницу. Административный центр республики немцев Поволжья перенесен отсюда в г. Покровск, находящийся против Саратова на левом берегу Волги.

На пути от Марксштадта до Саратова (75 км.) нелишне обратить внимание на стоящие на правом берегу близ устьев р.р. Елшанки и Чардыма большие села тех же названий и на с. Пристанское, у которого крутой песчаный и глинистый берег поднимается над уровнем Волги на 88 метров. Отсюда всего 15 км. до столицы Нижнего Поволжья Саратова, подъезжая к которому можно полюбоваться Соколовой горой, к сожалению, многократно производившей разрушения своими обвалами, и сильно пожалеть, что состояние Волги не позволяет свободно и во всякое время подойти большим пассажирским пароходам к самому городу.

По внешнему благоустройству, чистоте, красоте и оживленности улиц Саратов – один из лучших городов на Волге. Соперничать с ним может разве один Нижний. Портит Саратов только два обстоятельства: 1) в засушливые годы пароходы пристают в 2-3 км. от города, так как рукав Волги, на котором стоит Саратов, почти пересыхает. Пароход проходит ниже города и сворачивает в узкую воложку, под названием Саратовский Рог. Приезжему приходится тогда начинать знакомство с Саратовом с окраин и задворков, мало симпатичных в нем, как и в большинстве русских городов; 2) Вторым несчастьем Саратова являются в сухие лета пыльные бури. Тщетно стараются во время них пассажиры полюбоваться с парохода Саратовом, - желтовато-серое облако окутывает его непроницаемой для глаз завесой.

Город широко раскинулся на склонах нижнемеловых отложений по правому берегу Волги. С севера Саратов примыкает к Соколовой горе, круто спускающейся к Волге несколько выше города. Гора сложена главным образом глинистыми отложениями аптского яруса нижнего отдела меловой системы, прикрытыми сверху четвертичными отложениями. Она знаменита своими знаменита многократными оползнями, из которых один из самых грандиозных был в 1884 г. К счастью оползание происходило настолько медленно (с 12 ч. дня 20 сентября до утра 21), что, несмотря на то, что сползла масса в ? км. длиной и 40 метров высотой, человеческих жертв не было, и все жители предместья Затон, расположенного на месте оползня, успели спастись. На запад от Саратова подымается Лысая гора – холм, нижняя часть которого сложена из верхнемеловых отложений (туронского и сенонского яруса), верхняя же из нижне-третичных эоценовых образований.

Выдержки из "Путеводителя по Волге, Оке, Каме, Вятке и Белой" (1925),
под редакцией проф. В.П.Семенова-Тян-Шанского, при ближайшем участии проф. Д.А.Золотарева, и при сотрудничестве инж. Н.Я.Горшенова, проф. А.П.Ильинского, предс.правления П.Н.Мостовенко, проф. С.С.Неуструева, М.Д.Семенова-Тян-Шанского, С.Д.Синицына, А.Д.Фокина, И.А.Шубина и др.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ПОВОЛЖЬЯ



Источник: http://www.gen-volga.ru/biblio/povol.htm
Категория: Страницы истории | Добавил: Дмитриева (06.01.2012)
Просмотров: 5390 | Теги: калмыки, Даниловка, Поволжье, народы Астраханского края, история Поволжья Поволжья, Волга, Хошеутово, Черный Яр, хурул, Астрахань | Рейтинг: 0.0/0
Календарь
Архив записей

Поиск

Друзья сайта:
center
center

centerС
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни 

Кнопка 
нашего сайта: 
center
 
 
Погода 
Сасыколи
 

Copyright MyCorp © 2017