Пусть мне твердят, что есть края иные, что в мире есть иная красота, а я люблю свои места родные, свои родные, милые места!     М. Пляцковский.ная Мой профиль Выход

Меню сайта
Категории
 раздела
  
Исторические личности [36]
Люди искусства [11]
Наши современники [1]
Астраханские писатели и поэты [21]
Марков А. [11]
Знаменитости на астраханской земле [4]


Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 777
  

С 7.02.2012 г

сайт посетило:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  На сайте

  сейчас:

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Персоналии » Люди искусства

ЦЕЛИКОВСКАЯ Людмила Васильевна

ЦЕЛИКОВСКАЯ  Людмила Васильевна -08.09.1919, Астрахань - 03.07.1992, Москва

Детство
Людмила Целиковская родилась в благополучной семье российских интеллигентов. Ее отцом был заслуженный деятель искусств, заведующий музыкальной частью Василий Васильевич Целиковский. Мать - оперная певица.
До 1925 года семья проживала в Астрахани, но в связи с тем, что Лида болела лихорадкой, врачи настоятельно посоветовали сменить для девочки климат. Целиковские переехали в Москву, где Василий Васильевич стал дирижером Большого театра. Там же стала работать и мама. В Большом она пела Снегурочку, у нее было очень красивое сопрано.
В новом климате девочка пошла на поправку, и счастливые родители определили ее в Гнесинскую школу по классу фортепиано. Надо сказать, что маленькая Люся выучила ноты раньше, чем азбуку. Кроме того, у девочки был абсолютный слух. Отец часто брал ее в оркестр Большого, где она играла на литаврах. Когда она была в Вене, ей разрешили сыграть на клавесине Моцарта.
Все шло к тому, что Людмила, как и мечтали ее родители, станет профессиональным музыкантом. Но… внезапно Людмила увлеклась театром.
Поступление в Щукинское училище
Родители всячески отговаривали дочь, но все было напрасно. В результате в 1935 году мама (с помощью подруги-актрисы Анны Бабаян) привела 16-летнюю Людмилу на просмотр к режиссеру Театра имени Е. Вахтангова Рубену Симонову. Просмотр для девушки, мечтавшей стать актрисой, оказался удачным: Симонов посоветовал ей обязательно поступать в театральный институт.
По окончании школы в 1937 году Людмила подала документы в Театральное училище имени Щукина. В том году желающих поступить в "Щуку" было около 900 человек на 13 мест. Казалось, что шансов поступить у нее практически не было.
На экзамене она прочла пушкинский "Сон Татьяны", спела романс, а напоследок рассмешила приемную комиссию. Кто-то из членов комиссии спросил у нее: "С кем вы готовились к экзаменам?" Она ответила: "С мамой". В ответ раздался дружный хохот. А когда на вопрос, как ее зовут, она ответила "Людмила Васильевна", комиссия развеселилась еще больше.
Людмила Васильевна вспоминает: "…у меня от обиды брызнули слезы из глаз, и я убежала, твердо поняв, что уж актрисой мне никогда не стать. В это время следом за мной выбежал Дима Дорлиак - один из самых красивых молодых артистов театра, успокаивая меня, сказал: "Не волнуйтесь, вы понравились. Это у нас в театре так принято "принимать" с юмором и смехом. Нате, вот вам платок, вытрите слезы". Господи! Что со мной было! Я была как во сне…"
Дебют на сцене и в кино
Еще студенткой училища Целиковская была зачислена в труппу Театра имени Вахтангова. Ее первой ролью на сцене прославленного театра была Клариче в "Слуге двух господ". Вскоре Целиковская дебютировала и в кино.
Примечательно, что ректор училища возражал против отвлечения юной студентки от учебного процесса, но вмешался Рубен Симонов: "Целиковская должна играть и сниматься в кино, у нее есть для этого все данные".
Свою первую роль в кино (пионервожатую Валю в фильме "Молодые капитаны") Целиковская сыграла в 1938 году. И хотя эта роль не стала открытием молодой актрисы ни для зрителей, ни для критиков (да и сама Целиковская ее не любила), однако бесследно она все равно не прошла.
Режиссер Константин Юдин заметил молодую и красивую актрису, поверил в нее и в 1940 году предложил ей главную роль - Шурочки Мурашовой - в своей комедии "Сердца четырех". По словам актрисы, это была ее любимая картина, так как она играла саму себя. Например актриса также, как ее героиня, обожала сладкое, любила музыку и ненавидела математику.
В этой картине Целиковская буквально уговорила режиссера разрешить ей самой спеть песню, которую до этого предполагалось озвучить с помощью профессиональной эстрадной певицы. Юдин разрешил, но во время записи случилось непредвиденное - Целиковская так перенервничала, что у нее пропал голос. Запись пришлось отложить на неделю, что было делом неслыханным - из-за 19-летней студентки простаивал оркестр из 70 человек. И все же эту песню она записала. "Он поверил в меня! Он зажег мне зеленый свет! "- говорила позже Целиковская. С тех пор в кино, театре, на концертах Людмила пела своим голосом. Исключение составил лишь "Антон Иванович сердится", где поет знаменитая певица Пантофель-Нечецкая.
Фильм "Сердца четырех" должен был стать самым кассовым фильмом 1941 года, однако его премьере помешала война. Он вышел на экраны лишь в 1944 году, став одним из лидеров проката (5-е место).
Первый и второй брак
Впервые Целиковская вышла замуж рано - еще на втором курсе театрального училища. Ее избранником стал однокурсник Юрий Алексеев-Месхиев. Однако их совместная жизнь продлилась недолго, и вскоре они расстались.
Вторым мужем актрисы стал писатель Борис Войтехов. К тому времени Целиковская была уже очень известной, ее окружало множество поклонников, однако в мужья она выбрала не самого заметного из них, но, по воспоминаниям современников, искренне ее любящего. Этот брак продлился несколько лет. Причиной его распада стала встреча с Михаилом Жаровым…
"Воздушный извозчик". Встреча с Жаровым
Война застала актрису в Ленинграде - на съемках последних сцен фильма "Антон Иванович сердится". Она вернулась в Москву, но пробыла в ней недолго - 14 октября вместе с театром она эвакуировалась в Омск. Вскоре туда пришла телеграмма из Алма-Аты - режиссер Леонид Трауберг приглашал актрису на съемки фильма "Воздушный извозчик", сценарий которого был написан Валентином Катаевым специально для нее.
На съемках "Воздушного извозчика" судьба свела Целиковскую с Михаилом Жаровым. У знаменитого актера тогда были проблемы в личной жизни. Его жена Люда Полянская, под влиянием своей матери, откровенно игнорировала мужа, считая, что он ей не ровня. Рассказывает племянница Михаила Жарова Светлана: "Люда Полянская предпочитала по вечерам раскладывать с матерью пасьянсы, и когда кормилец возвращался домой после двух смен в павильоне, то заставал скучающих дам и... никакого ужина. При этом теща делала еще недовольное лицо".
Михаил Иванович без памяти влюбился в молодую актрису. Он создал для Целиковской (в военное время!) голливудские условия для съемок. На свет всегда ставили дублершу, а макияж был американский, максфакторский. Людмиле Целиковской тогда было 23 года, Михаилу Жарову - 42, но их не смущала разница в возрасте, не смущало то, что оба женаты и для молоденькой актрисы это будет уже третий брак.
Не желая обманывать своего супруга - писателя Бориса Войтехова, - Людмила написала ему со съемок в Алма-Ате письмо, что жить без Жарова не может. В ответ оскорбленный муж стал закидывать актрису телеграммами с угрозами: "Берегитесь!", "Ждите беспощадности". А уж когда свою связь с Целиковской обнародовал для своей жены Жаров, началось что-то страшное. В конце концов не выдержало здоровье Михаила Ивановича, и он на полтора месяца слег в больницу. Спустя много лет она назовет первые два замужества ошибками молодости, а о Жарове всегда будет отзываться тепло и по-доброму. И скажет: "Он любил меня больше всех… А я больше всех любила Алабяна".
Премьера "Воздушного извозчика" состоялась на фронте, фильм показывали в землянках. Когда бойцов на передовой спрашивали, какой фильм им привезти, они заказывали: "Кино с Целиковской!". Жаров и Целиковская отправились на фронт под Орел в воздушную армию М.М. Громова в полк Марины Расковой. Там они провели три месяца, выступая перед бойцами. Часто во время сеанса раздавалась команда: "Воздух!".
"Иван Грозный"
В 1943 году после съемок в "Воздушном извозчике" Целиковская была приглашена на главную роль в картину легендарного режиссера Сергея Эйзенштейна. Это стало последней каплей для руководства театра имени Вахтангова, которое было недовольно частыми отлучками актрисы, и Целиковскую уволили из театра. Правда уже в 1945 году ее вновь восстановили.
Роль царицы Анастасии в "Иване Грозном" Целиковская сыграла благодаря Михаилу Жарову. Первоначально роль предназначалась Галине Улановой. Во время войны Большой театр тоже эвакуировали в Алма-Ату, и Эйзенштейн несколько дней уговаривал великую балерину, приносил ей рисунки с набросками. Галина Сергеевна согласилась и серьезно готовилась к съемкам, но Большой театр спешно отозвали в Москву. После Улановой претенденток на роль Анастасии было очень много, но Жаров, снимавшийся в "Грозном" в роли Малюты Скуратова, настоял на кандидатуре Целиковской. Хотя, признаться, уговаривать Эйзенштейна долго не пришлось - он сам был в плену ее таланта еще после фильма "Сердца четырех",
Картина "Иван Грозный" принесла актрисе не только отлучение от театра, но и другие неприятности. Во время съемок неправильно были установлены софиты и ей "сожгли" хрусталики глаз (вот откуда секрет искрящихся васильковых глаз Целиковской). Кроме того, она оказалась единственной из всей съемочной группы, кому не вручили Сталинскую премию. Иосиф Виссарионович со словами: "Такими царицы не бывают", - собственноручно вычеркнул ее из списка. Естественно, спорить с ним никто не посмел.
Сейчас трудно сказать, было это продиктовано его мнением относительно роли, или просто неприязнью к самой Целиковской - со Сталиным у Людмилы Васильевны были непростые отношения. Ей вообще удавалось стоять в стороне от власти, не заигрывая с ней.
Рассказывает сын Людмилы Целиковской Александр Алабян: "Ей действительно никто не помогал. Но при этом она заставляла уважать себя. В конце 40-х годов ее и еще одну артистку пригласили в особняк Берии "посмотреть кино". "И мы, дурочки, пошли", - смеялась потом мама. После фильма к ним стали приставать. Мама, не думая, одному из замов Берии Кобулову по "оливковой роже" врезала и побежала к выходу. Бежит, а сама боится: сейчас начнут стрелять. Но ее не тронули. Раз, думали, посмела замахнуться на такого человека, может, Сам покровительствует. А вот вторая актриса осталась в особняке и спустя несколько лет попала в лагерь".
А вот что рассказывала сама актриса о том времени: "Меня правительство не поддерживало. Например, когда выходила какая-нибудь комедия Александрова, во всех газетах появлялись статьи. И всех действующих лиц расхваливали. Когда же выходили фильмы Юдина ("Сердца четырех", "Близнецы"), их ругали. И я всегда чувствовала, что для руководства почему-то я актриса второго сорта. Мода, видно, была такая. Но меня очень любили простые люди, и это было огромной поддержкой…"
Действительно, несмотря на огромную популярность у зрителей, Целиковская долгое время была обделена официальными почестями. Стоит также отметить, что ее экранный имидж был совершенно иным, чем у признанных звезд кино - Любови Орловой и Марины Ладыниной. Героини Целликовской не несли никакого идеологического начала.
После войны
После войны амплуа Целиковской в кино почти не изменилось. Она снялась в комедиях "Близнецы" (1945) и "Беспокойное хозяйство" (1946). Идея фильма "Беспокойное хозяйство" родилась у Михаила Жарова еще во время войны, когда он представлял картину "Воздушный извозчик" на передовых. Тогда он и решил взяться за режиссуру и поставить фильм специально для своей новой жены.
В картине снималось целое созвездие актеров. Людмила Целиковская сыграла в фильме главную роль ефрейтора Тони, в которую влюблены два летчика - Герой Советского Союза Крошкин (Виталий Доронин) и французский офицер Лярошель (Юрий Любимов), которые навещают девушку между боями. Но она отдает предпочтение Огурцову (Александр Граве), который, успешно выполнив первое задание, ухитрился привести в часть пленных немцев. Сам Жаров с блеском сыграл старшину Семибабу, в роли диверсанта снялся замечательный актер Сергей Филлипов, в крошечном эпизоде дебютировал в кино Михаил Пуговкин. Играл даже Алексей Аджубей, зять Хрущова.
Фильм подвергся нелицеприятной критике за безыдейность и потрафление невзыскательным вкусам зрителей, жаждущим лишь развлечения в кино. Зато среди зрителей он пользовался большим успехом, заняв седьмое место среди советских фильмов в прокате 1946 года.
Единственной драматической ролью Целиковской в кино, причем эпизодической, в те годы была лишь медсестра Зиночка в картине Александра Столпера "Повесть о настоящем человеке" (1948). Большинство критиков именно эту роль считают поворотной в карьере актрисы. Это была работа творчески зрелой актрисы. Однако режиссеры так и не разглядели в Целиковской этих изменений. Ей продолжали поступать предложения играть роли наивных героинь, но от всех этих предложений она отказывалась. В результате за последующие 9 лет актриса не снялась ни в одном фильме.
Единственным местом работы для Целиковской стал Театр имени Евгения Вахтангова. Среди ее театральных ролей следует отметить следующие: Дениза ("Мадмуазель Нитуш"), царица Мария Нагая ("Великий государь"), Дженевра ("Глубокие корни").
Новый брак
С Михаилом Жаровым Целиковская прожила пять лет. Довольно долго снимали номер в гостинице "Москва". Потом получили небольшую квартиру, окна которой выходили на гостиницу "Астория".
Вспоминает племянница Михаила Жарова Светлана Жарова: "Люся была необыкновенно красива и кокетлива. Михаил Иванович с превеликим удовольствием выполнял все ее капризы. Он много тогда мог себе позволить - даже покупал ей старинные украшения. Иногда я оставалась у них ночевать. Дядя Миша относился ко мне как к дочери, да и Люся баловала неимоверно - даже растирала меня благовониями. К ней приходили парикмахер, маникюрша, она любила принимать хвойные ванны. Характер у Люси был необычайно легкий. Часто в их доме собирались друзья. Правда, дед, приходя от них, иногда ворчал: "Люська меня обедом сегодня не кормила!"".
Пять лет прожили вместе Михаил Жаров и Людмила Целиковская, но вскоре их отношения исчерпали себя. Одной из причин стало то, что у супругов не было детей, а Людмиле, которой было уже под тридцать, очень хотелось иметь ребенка.
И тут на пути Целиковской возник еще один поклонник. Им оказался 50-летний Каро Алабян - знаменитый архитектор, автор Ленинградского проспекта и Центрального Театра Советской Армии в Москве. С 1937 года Алабян был депутатом Верховного Совета СССР. Помимо прочего он был еще отличным певцом и заядлым театралом. Познакомил их Рубен Симонов. Буквально при следующей встрече Алабян взял Целиковскую за руку, внимательно рассмотрел линии на ладони, потом улыбнулся и сказал: "А знаете, вы будете моей женой". Так оно и случилось. Целиковская ушла от Жарова к Алабяну - не в ее характере было совмещать семейную жизнь с тайными любовными приключениями.
Вспоминает Светлана Жарова: "Рассказывали, что как-то Целиковская призналась друзьям: "О чем я жалею, так это о том, что рассталась с Мишей Жаровым. Он был в моей жизни самым настоящим". Разрыв с Целиковской закончился для дяди бессоницей, сердечными спазмами, отменой спектаклей и микроинфарктом".
В 1948 году Алябян и Целиковская зарегистрировали свои отношения, а через год у них родился сын Саша. По воспоминаниям знакомых, Людмила была фанатичной, сумасшедшей матерью, посвящавшей всю себя ребенку. Окруженная многочисленными поклонниками, Целиковская всегда оставалась верна своему единственному любимому мужчине, как она его называла, - сыну. "Сын, - говорила она, - это ни с чем не сравнимо, и даже внук не может занять такое место в сердце, как Саша".
Немилость
Почти сразу после их свадьбы Каро Семенович попал в немилость к Берии. Людмила Целиковская вспоминала: "Алабян всю жизнь занимал очень большие посты, в течение 30 лет был секретарем Союза архитекторов. Когда у нас решено было начать строительство высотных домов, Алабян выразил несогласие в присутствии Берии. До этого он год провел в Америке и прекрасно понимал, что строительство высотных домов в нашей стране в те годы - показуха, нет ни необходимой технологии, ни моральных прав. И обо всем этом Алабян сказал в своей речи".
Естественно все это закончилось для Алабяна печально. Вскоре ему приказали принять на работу двух архитекторов, и как он ни сопротивлялся, сделать ему это пришлось. А через пару недель объявили, что они - шпионы. Это был давно отработанный сценарий. После этого вышел приказ, подписанный Сталиным: освободить его от всех занимаемых должностей.
Рассказывает Александр Алабян: "Он пришел домой, встал перед мамой на колени и сказал: "Прости меня, Люся. Если бы я только мог представить, что такое произойдет, никогда бы не посмел жениться на тебе".
Целиковская никогда ни в чем не упрекала Алабяна. Наоборот, в те трудные годы, когда их лишили жилья, и им приходилось скитаться по друзьям, она всячески его поддерживала. Вдвоем они жили на ее зарплату в 120 рублей.
Вспоминает Александр Алабян: "Через 2 года, когда стало невмоготу, родители написали в правительство письма и отправили Молотову, Булганину, кому-то еще. В результате в 1953 году нам дали квартиру, а папе - работу. Едва родители начали обустраиваться в новой квартире, у меня обнаружили полиомиелит. Мама забросила театр, кино, все свое время посвятив борьбе за мое выживание. Хотя и признавалась потом, что если бы сразу узнала все про болезнь, наверное, выбросилась бы с балкона - так было страшно. К счастью, у меня оказалась редкая форма, которую удалось побороть".
Недолго продолжалась их совместная жизнь. В 59-м Алабян умер от рака легких. Позже его именем назовут одну из улиц в Москве в районе метро "Сокол".
Кино и театр. 50-е годы
В кино Целиковская по-прежнему практически не снималась. Лишь три фильма в середине 50-х. Самой заметной работой стала роль Ольги Ивановны - жены Дымова в драме Самсона Самсонова "Попрыгунья". До сих пор в активе актрисы были лишь две драматические роли - в "Иване Грозном" и "Повести о настоящем человеке". И вот новый настоящий успех. В 1955 году на кинофестивале в Венеции за эту работу Целиковская была удостоена премии "Серебряный Лев Святого Марка" и приза "Пизанетти" (за лучшую зарубежную картину).
После смерти Алабяна она и вовсе исчезла с киноэкранов, продолжая играть в театре имени Вахтангова.
В 1963 году актриса, наконец, дождалась признания у себя на родине - ей было присвоено звание народной артистки РСФСР.
Жизнь с Юрием Любимовым
В тех же 60-х годах Целиковская связала свою жизнь с режиссером знаменитого Театра на Таганке Юрием Любимовым. Знакомы они были давно: когда Целиковская училась на первом курсе театрального училища, Любимов был на четвертом курсе. Они вместе работали в Театре имени Вахтангова, в 1945 году снялись в фильме "Беспокойное хозяйство". Правда в пятый раз замуж она не вышла - с Любимовым Целиковская стала жить в гражданском браке.
Вместе они прожили более 15 лет. В их квартире часто собирались интересные люди: Пастернак, Высоцкий, Бакланов, Можаев, Вознесенский, Евтушенко, Федор Абрамов, Борис Васильев, Петр Капица… Кстати, здесь же Высоцкий впервые исполнил свою знаменитую песню "Я не люблю":
…Я не люблю насилье и бессилье,
И мне не жаль распятого Христа.
"Володя, - сказала тогда Людмила Васильевна, - так нельзя". После этого появилась новая строчка, кардинально меняющая смысл песни:
…Вот только жаль распятого Христа.
Жизнь с опальным режиссером имела и свои минусы: ей стали меньше давать ролей в театре, не приглашали в кино. Вспоминает сын Целиковской А. Алабян: "Мама отдала Любимову много прекрасных, творческих лет жизни, а он в одночасье оставил ее. Из-за него она так и не стала народной артисткой СССР. Только из-за него! Театр несколько раз подавал на звание, но было мнение - раз в гражданском браке с Любимовым, ходу не давать. На мой взгляд, Любимов - достаточно эгоистичный человек, который по-настоящему любит только себя. Не только ко мне - и к своему сыну Никите, который заходил к нам, он не проявлял человеческого тепла. Тем более что в те годы большую часть времени отдавал своему театру".
Разошлись они, как интеллигентные люди - без скандалов и выяснения отношений. Просто в какой-то момент Целиковская сказала ему: "Уходи", и потом долгое не вспоминала о нем. Лишь незадолго до смерти она призналась сыну: "Чтобы жить с гением, нужно быть душечкой. Я же - совсем наоборот, упрямая, со своим характером. Мы стали друг друга немножко раздражать. Наверное, нужно было все время Юрия Петровича хвалить, а я хвалить не умею… Помню, однажды Любимов сказал: "Когда мы разойдемся, у тебя в доме будет праздник". Ну, в общем, так и получилось: праздник продолжается до сих пор. Тем не менее, с Юрием Петровичем мы жили хорошо и расстались хорошо".
Кино и театр в последующие годы
Формально Целиковская продолжала числиться в Вахтанговском театре, но… Сменилось руководство, директором назначили Михаила Ульянова, который жене политически неблагонадежного Любимова ролей не давал. За исключением крохотного эпизода в "Закате" Бабеля, когда она врывалась на сцену в матросской тельняшке с залихватским разбойничьим свистом в два пальца и зал вставал, взрываясь бурей аплодисментов.
Отчаявшись дождаться милости от руководства Театра им. Вахтангова, Целиковская начала искать себе роли сама. Ей было уже семьдесят, здоровье оставляло желать лучшего, она перенесла инфаркт, и многие думали, что ей уже не выкарабкаться, но она не мыслила жизни без любимой работы. Людмила Васильевна прочитала сотни пьес, выбирая ту, в которой могла бы сыграть и которую, она надеялась, разрешат поставить в театре. Но Ульянов отвергал одно за другим ее предложения. Особые надежды она возлагала на известную историю, когда в пожилую, но по-прежнему прекрасную женщину влюбился семнадцатилетний юноша. Эта роль была как раз для нее. Но Ульянов и тут опустил ее с небес на землю, заявив, что юношам противоестественно влюбляться в пожилых женщин.
Не лучше обстояли дела и в кино. Пальцев одной руки будет много, чтобы перечислить фильмы в которых она снялась в 70-е - 80-е годы. Одной из последних ее ролей была Раиса Павловна Гурмыжская в экранизации пьесы А. Островского "Лес". На телевидении ее последними работами стали "Портрет" и "Репетитор".
В ПОСЛЕДНИЕ годы жизни Целиковская тяжело болела. У нее был рак, но, пока могла, она играла в театре. 6 июля 1992 года в возрасте 72 лет Людмила Васильевна Целиковская скончалась. Юрий Петрович Любимов на похороны бывшей жены не пришел, телеграммы тоже не прислал…
Она никогда и ничего не боялась
Ее имя всегда окружали легенды. Целиковская, как сказали бы сейчас, была подлинным секс-символом своей эпохи. Казалось, без ее участия не обходилась ни одна картина того времени, а ведь на счету актрисы всего пятнадцать художественных фильмов.
У каждого поколения есть свои кумиры. Целиковская была кумиром 40-х годов. Солнечная женщина с лучистыми глазами. Молодые люди присылали ей письма, где предлагали руку и сердце. Однажды она шла по улице в Ленинграде, а навстречу шла рота солдат. Когда они увидели Целиковскую, остановились, взяли ее на руки и несли несколько кварталов на руках. А вся улица ей аплодировала. Она любила жизнь во всех ее проявлениях. Играла в теннис, любила лес, походы за грибами, ягодами. Любила вязать, переводила с английского пьесу "Хэлло, Долли!" и пьесы Теннесси Уильямса. Обожала принимать гостей, причем столы накрывались отменные. Все готовила сама с мамой, любила угощать, поиграть в карты, спеть романсы. Обожала музыку, живопись, книги.
Вячеслав Шалевич, артист Вахтанговского театра: "В ней был азарт. Она была легендой всей страны. Со спектаклем "Деньги, коварство и любовь" по "Голубой книге" Михаила Зощенко мы объездили весь СССР. Украина, Молдавия, Грузия, Армения - повсюду ее встречали с восхищением: "Целиковская!".
Людмила Максакова: "Она ничего и никого не боялась! Однажды она мне рассказала: "Представляешь, мне предложили заниматься стукачеством! Я тут же нашлась и сказала: "Не могу! Вы знаете, я во сне разговариваю!".
Да, она действительно никогда и ничего не боялась. Ни в творчестве, ни в жизни, ни трудностей, ни бедности, ни сильных мира сего. Она, не задумываясь о последствиях, всегда делала так, как считала нужным. И никогда ни о чем не жалела. Очень любила слова Кафки: "Стой под дождем, пусть пронизывают тебя его стальные стрелы. Стой, несмотря ни на что. Жди солнца. Оно зальет тебя сразу и беспредельно". Таким было ее отношение к жизни.
Использованные материалы:
Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия (CD ООО "Медия-Сервис-2000");
Федор Раззаков, "Чтобы помнили…" (М. "Эксмо" 2004 г 183-189 стр.);
Татьяна Петрова, "Людмила Целиковская между Жаровым и Любимовым" ("Аргументы и факты" № 32 (1085) от 8.08.2001);
Алексей Баринов, "Праздник, который продолжается…" ("АиФ Долгожитель" № 18 (30) от 19.09.2003); 
"Поздняя любовь Михаила Жарова" http://history-ugolok.ru;
Людмила Целиковская: "Стой под дождем!.." http://www.ogoniok.com;
"За роль царицы в "Иване Грозном" Людмила Целиковская должна была получить Сталинскую премию". http://facts.kiev.ua
Использованные материалы:
Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия (CD ООО "Медия-Сервис-2000");
Федор Раззаков, "Чтобы помнили…" (М. "Эксмо" 2004 г 183-189 стр.);
Татьяна Петрова, "Людмила Целиковская между Жаровым и Любимовым" ("Аргументы и факты" № 32 (1085) от 8.08.2001);
Алексей Баринов, "Праздник, который продолжается…" ("АиФ Долгожитель" № 18 (30) от 19.09.2003); 
"Поздняя любовь Михаила Жарова" http://history-ugolok.ru;
Людмила Целиковская: "Стой под дождем!.." http://www.ogoniok.com;
"За роль царицы в "Иване Грозном" Людмила Целиковская должна была получить Сталинскую премию". http://facts.kiev.ua
                                             

Целиковская, Людмила Васильевна — Википедия Милая Людмила

Истории из жизни

     Ей так шло ее старинное имя – «людям милая». Сколько в нем теплоты, надежды на счастье! Но Людмилу Целиковскую, любимую актрису нескольких поколений, жизнь не слишком баловала: юность ее совпала с годами военного лихолетья, большую любовь чуть не отняло тоталитарное государство, несомненный талант и зрелое мастерство не находили достойного применения… В ее жизни было все, но чего-то явно не доставало. Можем ли мы теперь полностью понять – чего? Но она никогда не унывала, была неисправимой оптимисткой, заражала окружающих жизнелюбием, встречая утро веселыми песенками.
     Ее мама Екатерина Лукинична улыбалась, отмечая: «С Люськой так легко жить!» Всю жизнь для близких она была только «Люся», даже внук никогда не называл ее бабушкой. А ее невыразимо прекрасные глаза неизменно улыбались миру, как бы ни было тяжело на душе. Ее боготворили, открытки с ее портретами раскупались влет, а солдаты шли в атаку со словами: «За Родину! За Сталина! За Целиковскую!» В те годы личная жизнь звезд не выносилась на первые полосы газет, и 
вокруг имени кумирши складывались легенды, в которых вымысел затейливо переплетался с правдой. Небылиц было больше. Взять хотя бы пресловутый «чемодан денег», заплаченных за черный жемчуг, которым, якобы, Михаил Жаров старался вернуть любимую! Порой, наслушавшись о себе россказней, Целиковская иронично замечала: «У меня были любовники на все буквы алфавита!» Поклонников, причем любых возрастов, у нее, действительно, хватало. Девушки подражали ее манере говорить, причесываться и одеваться, юноши мечтали о такой невесте, а люди средних лет на ее фильмах «отдыхали душой», очаровываясь задорной красавицей. Впрочем, люди любят тех, кто делает их добрее, чище и милосерднее.
Даже древние старушки, не знавшие Целиковской и не представлявшие, что такое кино, умудрялись попадать под силу ее обаяния. Михаил Ульянов вспоминал, как в глухой сибирской деревеньке увидел в красном углу божницу с прикрепленной к одной из икон фотографией Целиковской. «Кто это?» – спросил он у хозяйки. «Не знаю. Красивая очень, и глаза хорошие, прямо в душу смотрят».

По утрам она пела как птичка
     Людмила Васильевна Целиковская родилась 8 сентября 1919 года в Астрахани. Семья была «музыкальной»: отец – регент церковного хора, мама – прекрасная певица. Ее сильное сопрано девочка слышала с первых дней жизни.
Вскоре семья перебралась в Москву.
     Их принял Большой театр: Василий Васильевич стал в нем дирижером, а жена заблистала в главных партиях. Немудрено, что и дочь была музыкально одарена – Людмила с детства чудесно пела, хотя ее голосок был слабоват для оперы, но вполне годился для кино. Она училась в Гнесинке, но для профессиональной пианистки имела слишком маленькую руку. Потому пришлось выбирать другую стезю: она решила стать актрисой и – только театра имени Вахтангова. Поступая в Щукинское училище, Целиковская читала, помимо обязательных басни и прозы, своего любимого Пушкина – «Сон Татьяны». Экзаменаторы спросили: «Кто вас готовил?» «Мама!» – гордо ответила абитуриентка. По залу прошелестел смех, девушка заплакала и убежала. Но в списке немногих поступивших была и ее фамилия.
     Актрисой театра она стала еще в студенческие годы, и тут же начала сниматься в кино. Театральные преподаватели не любят, когда их подопечные изменяют сцене. Но Симонов прекратил кривотолки: «Кого же еще снимать, если не Целиковскую!»

«Все стало вокруг голубым и зеленым…»
     Самые знаменитые и любимые комедии с Людмилой Целиковской снимал замечательный, но не слишком любимый властью режиссер Константин Константинович Юдин, для близкого окружения – «Киныч». Первой значительной ее работой была лента «Сердца четырех». Ее Шурочка Мурашова была так натуральна, жива и легкомысленна, что казалось, такая девчонка живет где-то рядом. Долгие годы, завидев ее, прохожие радостно восклицали: «Шурочка пошла!» Именно этот фильм стал началом и ее певческой карьеры в кино, за что надо говорить спасибо именно Кинычу: после записи профессиональной певицы он позволил спеть и Людмиле.
     Она взяла микрофон, открыла рот… Оркестр ждал, а новоявленная «певица» не могла произнести ни звука. Режиссер не стал кричать, топать ногами, он за руку отвел ее к врачу. Это был эмоциональный шок – несмыкание связок.
     Людмила пришла в себя, и у нее все получилось. С тех пор во всех фильмах она пела сама, лишь для комедии «Антон Иванович сердится» пришлось пригласить оперную певицу.
     «Сердца четырех» сняли в 1941 году, но фильм вышел на экраны только в 1945. Бытовало мнение, что военные в картине показаны слишком беззаботными и влюбленными, едва ли не забывшими о службе. Смущала и некоторая «легковесность» фильма – ни тебе трудовых и героических подвигов, ни патетики. Одно слово – комедия. Но как нужны были солдатам на фронте именно такие картины… Из эвакуированного в Омск театра Целиковскую вызвали на съемки в Алма-Ату. Во время работы над картиной «Воздушный извозчик» случилось два очень значимых события в ее жизни: она полюбила Михаила Жарова, и ей предложил роль царицы Анастасии в грандиозном фильме «Иван Грозный» сам Сергей Эйзенштейн.

«Цариха»
     Над образом царицы потрудились основательно. Людмила училась носить одежды той эпохи, «по-старинному» плавно двигаться. Гримеры придали ее личику царскую величественность, вздернутый носик претерпел изменения – профиль стал прямым и «точеным». Людмила не проиграла, а прожила короткую жизнь отравленной возлюбленной страшного человека. Режиссер остался доволен образом. Иногда, чтобы вернуть «заигравшуюся» актрису на землю, он называл ее «цариха».
     Людмила не обижалась, ей льстило такое отечески благосклонное отношение великого мастера.
     Все главные герои и создатели картины были выдвинуты на Сталинскую премию. Ее не получила только Целиковская. Сталин самолично вычеркнул ее имя из списка, проронив: «Царицы такими не бывают!» Какими «такими» – для всех осталось загадкой, но спорить с вождем никто не стал.
     Целиковская не горевала, ее мало волновали награды, звания и любовь сильных мира сего. Она была аполитична, а от власть предержащих старалась быть как можно дальше, за что они платили ей той же монетой. Народной артисткой РСФСР она стала только в 1963 году. Это она-то, Целиковская, – любимая народом, как никто другой! Но Сталин ее не привечал – больно бесстрашна и независима. Впрочем, и трогать не решался – слишком уж популярна. Такая неуязвимость спасала актрису многократно. Однажды, например, Людмилу вместе с другой известной актрисой пригласили в особняк всесильного члена правительства – «посмотреть кино».
     Один из заместителей Лаврентия Берии повел себя не слишком… деликатно, за что получил звонкую пощечину по гладкой физиономии. Отвесив ее, Людмила бросилась к выходу, ожидая выстрелов.
     Но… ничего не произошло. Очевидно, решили: раз так смела – может быть, «Сам» ей покровительствует? Другой же актрисе не повезло – она осталась там и впоследствии оказалась в лагере.

«Он любил меня больше всех…»
     Людмила была замужем пять раз. Первые два брака она считала «ошибками молодости», они были короткими и не оставили о себе приятных воспоминаний.
     Конец второго вообще сопровождался грязными сплетнями и угрозами в письменной форме. Влюбленная в Жарова Целиковская ничего не стала скрывать от мужа – писателя Бориса Войтехова. В ответ полетели телеграммы с угрозами: «Ждите беспощадности!», «Берегитесь!» Моральный прессинг усилила жена Жарова, доведя неверного супруга до больничной койки. Но любовь победила все – любовь сильная и зрелая. В первую очередь – со стороны Жарова. Он был старше Целиковской на двадцать лет и обожал ее до самозабвения. Именно для нее он снял фильм «Беспокойное хозяйство».
     Их брак длился пять, можно сказать, безумно счастливых лет, и лишь отсутствие детей несколько омрачало этот союз.
     Целиковская мечтала о ребенке, поджимал возраст – приближалось 30-летие.
     Поэтому к моменту встречи с Каро Алабяном она уже была готова к разрыву с Жаровым. Михаил Иванович скрывать своих страданий был не в силах, они и стали причиной всевозможных слухов и сплетен, доживших и до наших дней.
Спустя годы Людмила Васильевна будет тепло его вспоминать. А тогда она резко поставила точку – как всегда, все обрубив сразу и без сожалений.

«А я больше всех любила Алабяна…»
     …Каро Алабяна она увидела на даче Рубена Симонова. С первого взгляда их потянуло друг к другу. При новой встрече он, взяв руку Целиковской, улыбнулся, рассмотрев линии ладони: «А знаете, вы будете моей женой». Алабян был старше на 22 года, но это ее не смущало, ей всегда нравились мужчины старше нее, а Каро к тому же был красив и обаятелен. У них было много общего, он прекрасно рисовал, обожал театр и великолепно пел – как и Людмила, встречая каждый новый день песней.
     Казалось, их любви ничто не угрожало, будущее могло быть только счастливым… Но Алабян был главным архитектором – слишком заметной фигурой в Москве. Южный темперамент дал о себе знать: Каро доказал высокой комиссии, что планируемое строительство небоскребов – обыкновенная показуха.
     На него ополчился всесильный Берия. Обвиненного в космополитизме Алабяна освободили от всех должностей.
     За себя он не боялся. Его страшила лишь мысль о будущем жены и родившегося сына Саши, ведь с собой «в небытие» он неминуемо потянет и их. Он встал перед женой на колени: «Прости меня… Если бы я только мог представить, что такое произойдет, никогда бы не посмел жениться на тебе». Людмила никогда не упрекала мужа в несчастьях, выпавших на долю их семьи. В первую очередь надо было спасать Алабяна, руку помощи протянул верный друг и побратим Каро – Анастас Микоян. Он вручил Каро билет до Еревана: «Уезжай, тогда о тебе все забудут, нет человека – нет проблемы». Страсти улеглись, Алабян вернулся. Но благополучие рухнуло: служебную квартиру и мастерскую отобрали, семье пришлось мыкаться по квартирам и дачам друзей.
     А средства к существованию теперь добывала лишь Людмила. Ситуацию несколько поправил 1953-й год – после письма в правительство Алабяну предоставили работу, а семье – квартиру, в которой внуки живут и поныне.
     Судьба подарила супругам всего шесть лет – в 1959 году рак отобрал Каро у Людмилы.
     В самое тяжелое для семьи время Целиковской пришлось принять еще один удар – сын заболел полиомиелитом. Позже она говорила, что если бы изначально знала все, что ждало ее впереди, она бы бросилась с балкона.
     Но тогда… Прочь, бесполезные слезы и страдания: теперь – только постоянный массаж и упражнения. Она заставляла сына лазить по деревьям, бегать и прыгать. Материнская любовь и надежда победили, Саша выздоровел. И его сын – Каро – подарил ей внука Митю.

«У тебя в доме будет праздник»
     Юрий Любимов был влюблен в Целиковскую со студенческих лет. Кто знает, что было бы с ней в ее самые тяжелые и горькие дни, если бы рядом не оказалось плеча великого режиссера современности. Они были вместе 20 лет, так и не оформив своих отношений официально. Их дом собирал интереснейших людей: Пастернак, Можаев, Евтушенко, Вознесенский, Борис Васильев читали свои произведения, Высоцкий пел песни… Именно здесь, среди единомышленников и друзей, составлявших избранный, хотя и довольно широкий круг людей, – родилась идея создания Театра на Таганке. Людмила Целиковская стала его настоящим ангелом-хранителем. Ее практически не снимали в кино, да и в театре работы было мало, поэтому всю свою энергию, творческую и пробивную, она тратила на опальное «дитя» Юрия Любимова. Сколько этот театр отнял у нее сил и здоровья, знала лишь она. Она писала инсценировки, сценарии знаменитых впоследствии спектаклей, пользуясь связями, которые давала ей всенародная популярность, улаживала многочисленные конфликты в театре и вокруг него. Целиковская никогда никого не боялась, могла позвонить когда и кому угодно, легко открывала двери в самые высокие кабинеты. Однажды, устав ждать вызванного «на ковер» Любимова, она позвонила по «начальственному» номеру и попросила его подозвать. Громко, так, что он непроизвольно отклонил трубку, она проговорила: «Юрий, не унижайся! Пошли его к чертовой матери и немедленно домой! И купи по дороге можайского молока».
     У нее никогда не было «всесильной руки», оберегающей от бурь и волнений, не было мужа-режиссера, обеспечивающего ее ролями. Всю жизнь она сама отвечала за себя и за свои дела. А став женой режиссера-диссидента, она навлекла на себя гнев сильных мира сего. Работы в родном театре становилось все меньше, неоднократные представления к званию народной артистки СССР игнорировались. Всем было очевидно, что за это Целиковская должна быть «благодарна» Любимову, но он не слышал от нее и слова упрека. Однажды, намекая, очевидно, на свой непростой характер, он сказал Людмиле: «Когда мы разойдемся, у тебя в доме будет праздник». Они расстались, как и почему – дело только их. С тех пор Людмила его имени не упоминала.
     В последнее десятилетие жизни Целиковская нашла себя в антрепризных спектаклях. Любила ездить с подругой и ее дочерью к морю, в Леселидзе. Ее узнавали и там. Ранним утром она приводила себя в порядок и торопилась за покупками на местный рынок. «Зачем ты красишь ресницы, ведь на рынок идешь?» – удивлялась подруга. И слышала в ответ: «Должна же я быть похожа на Целиковскую». И она оставалась собой – той знаменитой Целиковской, которую зрители полюбили в далекие сороковые.
     Оценивая свою жизнь, Людмила Васильевна говорила: «Любовь к жизни при любых ситуациях – вот что двигало моими мыслями, поступками и делами».
     Но даже свою самую любимую и блистательную работу в фильме 1955 года «Попрыгунья», получившем на кинофестивале в Венеции «Серебряного льва», она не оценивала выше создания благополучия и уюта для родных и близких.
…Людмила Целиковская умерла в июле 1992 года. Она, как и столь любимый ею Каро Алабян, угасла от рака. После смерти супруги оказались рядом – на Новодевичьем кладбище. Но, глядя на то, как она улыбается нам с экрана, нельзя не вспомнить слова М. Метерлинка: «Мертвые, о которых помнят, живут так же, как если бы они не умирали».


 

Источник: http://www.rusactors.ru/ts/tselikovskaya/
Категория: Люди искусства | Добавил: Дмитриева (08.01.2008)
Просмотров: 1513 | Рейтинг: 0.0/0
Календарь
Архив записей

Поиск

Друзья сайта:
center
center

centerС
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни 

Кнопка 
нашего сайта: 
center
 
 
Погода 
Сасыколи
 

Copyright MyCorp © 2017