Пусть мне твердят, что есть края иные, что в мире есть иная красота, а я люблю свои места родные, свои родные, милые места!     М. Пляцковский.ная Мой профиль Выход

Меню сайта
Категории
 раздела
  
Харабалинский район [13]
Природа родных мест [6]
История Харабалинского района [2]
К истокам духовности. [11]
Великая Отечественная... [29]
Они служили в Афгане, Чечне... [7]
Харабали [7]
Села Харабалинского района [7]
Селитренное [13]
с. Сасыколи [21]
c. Кочковатка [22]
Чапчачи [6]
О людях Харабалинского района [38]
Сазаний Угол [2]
Речное [11]
Народные традиции,праздники [0]


Форма входа


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 772
  

С 7.02.2012 г

сайт посетило:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  На сайте

  сейчас:

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Блог

Главная » 2012 » Март » 16 » Кочковатка, Сасыколи в годы коллективизации.
16:05
Кочковатка, Сасыколи в годы коллективизации.
Большого расцвета достигли села Сасыколи, Кочковатка, близлежащие хутора во времена НЭПа. Они считались в то время зажточными.
Тяжело сказались на сельском хозяйстве и годы первой мировой, гражданской войн. Сказались и такие «влияния» в стране, как продотряды», коллективизация сельского хозяйства.
После революции стоял вопрос о скорейшем восстановлении и подъеме сельского хозяйства России. Надеялись, что в этом поможет кооперация села. Начали создаваться первые коллективные хозяйства: коммуны, артели, чуть позже - тозы (Товарищества по обработке земли). Большинство сельских коммунаров не имели опыта работы в организации сельского хозяйства, у коммун не хватало лошадей.
После революции Ленин провозгласил Декрет о Земле, в основу которого были наказы крестьян. Была отменена частная собственность на землю, было уравнено землепользование с периодическими переделами земли. 
27. января (9.2) 1918 года 1 съезд Советов Астраханского края провозгласил Советскую власть в Астраханской губернии. Не удовлетворившись темпами перевода крестьян в коллективные хозяйства, сталинское партийное руководство принимает решение о проведении массовой коллективизации. 
Весной 1918 года от советской власти были отрезаны хлебные районы Украины, Поволжья, Сибири. 
В соответствии с Декретом от 11.6-1918 г. во всех уездах и волостях создавались комбеды, на которые возлагалось изымать излишки хлеба и земли. Комбеды сами распоряжались излишками хлеба, предметами первой необходимости, сельхозорудий. Кроме того они получали долю из изъятого зерна. Таким образом, власть посеяла вражду между сельчанами. Комбедовцы полностью вычищали зерно у тех, кого считали «кулаками», «врагами народа», оставляя их без семян на следующий год. Деятельность комбедовцев накалила обстановку в деревне. В 1920 году продразверстка распространилась на картофель, овощи и другие сельхозпродукты. Крестьяне были благодарны Советской власти за землю, однако поддерживать власть с оружием в руках не торопились. В годы НЭПа была отменена продразверстка, был введен натуральный налог, который был меньше продразверстки и объявлялся заранее. Все излишки оставались в крестьянском хозяйстве, была разрешена свободная торговля. Сельчане поверили в то, что жизнь наладится. Но эти надежды не оправдались. 
Настоящее бедствие и для страны было аграрное перенаселение: в деревне существовала многомиллионная масса «лишнего» населения, с трудом сводившие концы с концами. В поисках лучшей доли люди устремлялись в города. В 1927 году из-за нехватки промтоваров для обмена на зерно, сократилась продажа зерна и других продуктов государству. Горожане бросились скупать основные потребительские товары. Это явилось дополнительным стимулом для крестьян припрятать подальше хлеб. Для ликвидации кризиса было разрешено местным партработникам применять к крестьянам меры уголовного воздействия. На поиски запрятанного хлеба вновь приглашается «беднота», которой за плату или в кредит выдают 25 % конфискованного хлеба.
К первой группе областей, где предполагалось завершить переход к коллективизации весной 1931 года, относилась и Нижняя Волга. Для разрешения этой задачи была создана ситуация, при которой одна часть крестьян проти¬вопоставлялась другой. Так называемые кулаки были объявлены главными врагами колхозного строя, и на фоне борьбы с ними массовым порядком стали создаваться коллективные крестьянские хозяйства.
4 февраля 1930 года бюро Астраханского окружкома приняло решение "О мерах ликвидации кулачества как класса". В нем отмечалось: "Обострение классовой борьбы в ловецкой и сель¬скохозяйственной деревне, упорное и бешеное противодействие ку¬лачества сплошной коллективизации выдвигает необходимость ус¬корения ликвидации кулачества". 
Под удар раскулачивания попадали крепкие крестьяне, не желающие идти в колхоз. Кулаком считался тот, кто использовал наемный труд, но кулаками оказывались и те, кто имел две коровы и две лошади, или хороший дом. В то время даже самые зажиточные сельчане жили небогато: и еда была скромной, часто и одежда была заплатка на заплатке. Из местного партийного, комсомольского и сельского актива были созданы спецотряды по раскулачиванию «кулаков». Было принято Постановлении бюро окружкома от 4. 2 – 1930 г. «О ликвидации кулацких хозяйств и конфискации имущества и высылке «кулаков» с семьями. Насилие, осуществляемое властью, не давало крестьянам другого выбора. 
Местные власти старались перевыполнить норму раскулаченных- 5-7 % от числа крестьянских дворов. В кулаки попадали не только зажиточные, но и середняки, и даже бедняки, которых называли одним словом- «подкулачники». 
Объявляя их врагами сельских тружеников, местные власти сумели повести коллективизацию в установленные сроки. 
У «кулаков» конфисковывали скот, движимое и не движимое имущество и инвентарь. Все это поступало в собственность колхоза. Ликвидация «кулацких» хозяйств имела своей целью, прежде всего, обеспечение коллективным хозяйствам материальной базы. 
Все противники колхозного строя были либо устранены, либо насильно зачислены в колхоз. Местным властям предоставлялось право выселять крестьян и ловцов, которых объявляли кулаками. Это не могло не вызвать народных выступлений. В этом случае предусматривалось их жестокое подавление. 
К 1933 году коллективизация в Астраханском крае была завершена. Раскулачивание нанесло серьезный ущерб народному хозяйству, потому что были уничтожены самые крепкие хозяйства, которые производили значительную часть продукции. Крестьянство, как и во времена крепостного права, стало экономически и политически бесправным. 
В декабре 1929 года из Москвы, с фабрики «Трехгорная мануфактура» прибыла коммунист И.С Барышева с тремя рабочими, еще трое рабочих прибыло из города Астрахани, один коммунист из Саратова. Совместно с партийцами сельской партячейки, сельсоветом, комсомольцами и беднотой они развернули работу по организации колхоза. Сельский штаб коллективизации действовал в Сасыколях, Кочковатке, на Чапчачах и в займище по хуторам сел Сасыколи, Кочковатка Работало до десятка бригад по вовлечению крестьян в колхоз. Власть рассматривала создание колхозов, как продолжение дела Октября в деревне. В 1930 году был образован колхоз «Садовод».

Тяжело было расставаться со своим хозяйством в годы коллективизации. Все это было нажито тяжелым трудом в течение всей их жизни на этой земле. В колхоз вступали в основном те, кому нечего было терять, но под большим нажимом пришлось отдать все нажитое в колхоз. В селе Кочковатка в колхоз поступали с большим нажимом. Ругательное у властей «единоличник» было нормальным для многих сельчан и хуторян. Писали заявления в колхоз, забирали их обратно. Люди сомневались, идти ли им в колхоз. Об этом говорилось и дома, и на собраниях. Стоило появиться в газетах Постановлению ЦК партии и статьи Сталина «головокружение от успехов», где осуждались искривление партийной линии и произвол на местах, как люди хлынули из колхоза. Например, в селах Сасыколи, Кочковатка, а также в близлежащих к ним хуторах за все время коллективизации было раскулачено 153 семьи. Кулаками в селе Кочковатка считались Фомин Константин Иванович, Подосинников Яков Данилович, Попов Иван Петрович и другие. Приходили мужчины с наганами в руках в крестьянские избы, забирали все, что вздумается, выбрасывали хозяев из их домов. Раскулаченных выселяли на Кряж, а впоследствии были высланы в Котлас или Таджикистан. Многие из них погибли, а некоторые уже умерли на Кряжу.
Трагичной была страница истории в годы репрессий, коллективизации. Немало семей в селах Сасыколи, Кочковатка было выселено. 
Положение крестьян было тяжелым. Разорившись, они уходили в город
Во время коллективизации (в 1932 году) Фомин Михаил Васильевич в колхоз пошел не сразу, а его старший сын Николай отказался. У него и его семьи отобрали дом, имущество. Его жена просила оставить хотя бы сундук- ведь у них было 6 детей, но приехавшие погрузили все вещи и увезли. Семью отправили на Кряж, но дальше не выслали, видно, кто-то помог. Вернулись в село Кочковатка, а жить пришлось, хоть и в своем дворе, но в землянке. А рядом в их доме, полтора года жила другая семья (Зуева Александра Герасимовича). Этот дом новые хозяева продали другим, а те перетащили в село Сасыколи.
Евдокии Сергеевне было всего  29 лет, но горе быстро состарило ее. Она не смогла оправиться после происшедшего. И в 1936 году Евдокия Сергеевна умерла.
Остались дети сиротами. Им, как сиротам, отдали дом деда Михаила Васильевича (он находился возле теперешнего детскою сада). Николай Михайлович тяжело было поднимать детей без матери. Он в 1937 году женился на Фоминой Варваре Семеновне. Всем пришлось работать в колхозе.
Анна была самой старшей дочерью в семье. Закончив Кочковатскую четырехклассную школу, Сасыкольскую семилетку, пошла работать в колхоз. Ей приходилось обстирывать, обшивать остальных братьев и сестер, да и угодить нужно было своей строгой мачехе.
«Это было в 1928 году. Жили мы в займище. В семье было четверо детей. Мне в то время было 14 лет. Разводили овец, пасли сами, обходились своими силами. Подогнали транспорт, погрузили кое-какие пожитки, собранные наспех. В это время мать пекла хлеб для семьи. Вот так без предупреждения пришли выселять семью»,- рассказывала уроженка с. Сасыколи Елена Михайловна Сапрыкина. Вспоминала, как они голодали в дороге и вспоминали о том хлебе, который не успел испечься. Отправили их в Северодвинскую область, в Котлас. Поселили их в лесу, вдалеке от населенного пункта. В 1935 году семья добиралась назад на свою родину, как придется. Об этом периоде своей жизни Елена Николаевна говорила с болью, потому что не могла и забыть, и рассказывать не могла. Не стали допекать с расспросами. Этого было достаточно, чтобы понять, оценить то время, чувства, переживания людей.
У Лапшиных Петра и Ольги (отчеств не знаем) было 6 детей. Лапшины не выполнили план по сдаче зерна, семье пришлось переехать к родным. 
В семье Поповых из села Кочковатка (потомков Арефия) было несколько детей. Им принадлежал большой сад, который находился на Ахтубе, на Второй Песчаной, в нем было 300 корней. В нем росли и яблоки, и груши, и слива, и алыча. Семья выращивала в степи пшеницу, просо, горчицу. Из горчицы делали свое масло. Все это нужно было для жизни семьи. Семья обеспечивала себя всем необходимым на год. Работали все: и дети, и взрослые. Дети таскали на себе тяжелые мешки с яблоками. В годы коллективизации все у этой семьи отобрали: и сады, и имущество, и верблюдов, и лошадей… 
У семьи Перовых (Сергея Сергеевича, Ефимии Гавриловны) из села Сасыколи были хорошие сады. Во время раскулачивания у них забрали все имущество, дом, отправили сначала на Кряж, потом в Караганду. Остались почти все там жить.Перова Ефимия Гавриловна 1877 года рождения. Ее муж- Перов Сергей Сергеевич. У них было четверо детей: Сергей, Михаил, Иван, Павел, Мария, Ольга. Старший был женат на Татьяне. Перовы жили в селе Сасыколи и родом были отсюда. У них были знаменитые на всю округу сады. Вся семья трудилась, не покладая рук. В 1930 году всю их семью раскулачили, конфисковали имущество и выслали в Сибирь, в Караганду. Жили в одной землянке вместе с другими семьями. Муж Сергей Сергеевич работал на пекарне, иногда ему удавалось принести хлеба своей семье. Благодаря этому выжили. Все остальные из семьи Перовых работали на шахте. Условия жизни были ужасными. Все вещи приходилось скидывать в кучу, невозможно было вывести вшей. Они просто «кишели». В 1932 году Сергей Сергеевич умирает от тифа.
Дочь Мария и сноха Татьяна не выдержали такой жизни и однажды сбежали и вернулись в родные края. У Татьяны был в это время маленький ребенок. Но через некоторое время он умирает. Все остальные пустили свои корни в Караганде. 
Перова Ефимия Гавриловна прожила долгую жизнь- 105 лет.

Зуева (Виноградова) Наталья Ивановна родилась в селе Кочковатка. Ее родители Виноградовы Иван Григорьевич (1880г.р.) и Наталья Егоровна (1882 г.р.) были родом из села Сасыколи. У них была большая семья, в ней было 6 детей6 Тимофей-1902 г.р., Наталья- 1908 г.р., Петр, Владимир-1915 г.р., Мария (Маня), Мария (Маруся)-1909 г.р., Татьяна -1914 г.р.- инвалид детства- умерда рано. Виноградовы занимались скотоводством. Во время коллективизации, чтобы не попасть под выселение и конфискацию, им пришлось отвести весь скот в колхоз. Наталья Ивановна вспоминала, как она молодой девушкой гнала коров, как она пришла домой с той же хворостинкой, забыв ее выбросить. Пришла, обняла мать и обе долго плакали. Они не представляли своей жизни без коров, потому что они занимались ими всю жизнь, потому что они были кормилицами в их большой семье. Всю жизнь Наталья Ивановна работала в колхозе. 
Семья Лысиковых (деда и бабушки Натальи Ивановны Зуевой (Виноградовой) занималсь в Сасыколях садами. Во время коллективизации объявили «кулаками». Отобрали и дом, и все имущество. Отправили их сначала на Кряж, потом в Таджикистан, где они и остались жить.
Это только часть истории коллективизации на селе.
Кулаками в селе считались Фомин Константин Иванович, Подосинников Яков Данилович, Попов Иван Петрович. 
Положение крестьян было тяжелым. Разорившись, они уходили в город. Была в селе группа людей, сопротивляющихся установлению Советской власти. Их назвали бандой «зеленых»


Многие из раскулаченных из села Кочковатка и из других близлежащих сел: Харабали, Сасыколи и других были вывезены на Кряж (позже назвали его Восьмым бугром), а впоследствии высланы в Котлас и в Таджикистан. Часть из них погибла уже на Кряже, некоторые умерли в дороге, другие по месту пребывания. Люди умирали от голода, болезней, холода.
Упорствующим середнякам доводили план до двора, налогами доводили до полного разора, подводили некоторых под 107 статью (спекуляция). Часть населения покидали родные места. Многие из уехавших уезжали во Астрахань-2, в Астрахань. Некоторые из сельчан стали забивать скот, и ели это мясо, чтобы не сдавать в колхоз свою живность. Люди оставались без средств существования. Раскулаченных отправляли без предупреждения, в чем и как придется. Люди вспоминают, что на Кряже нечем было питаться и заработать было негде.
Это только часть истории коллективизации на селе.
Не только во время коллективизации людей репрессиовали, расстреливали, выселяли из родных мест. Все это чаще происходило по вине местных властей, по вине тех, кто делал доносы. После войны после ложного доноса, как предатель, осужден был, как предатель Родины, сасыколец Сапрыкин Порфирий Иванович. Стать предателем он не мог, потому, что во время войны не выезжал никуда, жил здесь на родине. Всю семью выслали в Сибирь.
Материал собран Вечкитовой Е. Д. 
Категория: c. Кочковатка | Просмотров: 868 | Добавил: Дмитриева | Теги: Кочковатка, Сасыколи, Харабалинский район, коллективизация | Рейтинг: 0.0/0
Календарь
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Поиск

Друзья сайта:
center
center

centerС
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни 

Кнопка 
нашего сайта: 
center
 
 
Погода 
Сасыколи
 

Copyright MyCorp © 2017